По мере того как нарастают проблемы в российской банковской системе, в СМИ появляется все больше сообщений о коллекторах, не стесняющихся в выборе средств давления на должников. В ход идет все: от назойливых звонков и распространения недостоверной и порочащей информации до прямого физического воздействия и уничтожения имущества должников. Причем достается зачастую не только должникам, но и совсем посторонним людям.

На этой волне многие политики и юристы стали активно предлагать разные способы правового противодействия таким злоупотреблениям. В основном эти предложения сводятся к тому, чтобы вообще отменить институт перехода прав кредитора к другому лицу (гл. 24 ГК РФ) в сфере кредитования физических лиц; полностью запретить коллекторскую деятельность или ужесточить уголовное наказание за незаконные действия при осуществлении коллекторской деятельности и ввести специальную статью в Уголовный кодекс, предусматривающую ответственность для недобросовестных коллекторов.

Фото: kreditniyadvokat.ru

В целом российское законодательство действительно развито на этом направлении довольно слабо. Начать с того, что в российских законах вообще нет такого термина – коллектор. Слово произошло от английского сollection – «сбор». Коллектор – это юридическое лицо, профессионально занимающееся внесудебным взысканием просроченной и проблемной задолженности. Первые коллекторские агентства в России создавались как дочерние организации банков и работали, соответственно, только с задолженностями перед своими учредителями. Сегодня, чтобы не ассоциироваться напрямую с коллекторами из-за репутационных рисков, банки де-юре к коллекторам никакого отношения не имеют.

Теперь разберем, целесообразно ли запрещать банкам передавать третьим лицам (коллекторам) права требования долга и к каким последствиям это приведет.

Выдача кредитов – один из основных видов деятельности банков. Отказываться от него по понятным причинам они не могут и не хотят. При массовом невозврате кредитов банк терпит серьезные убытки, вплоть до банкротства и лишения лицензии. Взыскивать с каждого долг самостоятельно означает для банка серьезные дополнительные издержки. Выгоднее передавать право требования долга по некрупным и малоперспективным кредитам за компенсацию, которая позволит по крайней мере вернуть какую-то часть долга.

Поэтому очевидно, что запрет коллекторской деятельности заставит банки искать другие способы снизить риски – чаще отказывать в выдаче кредитов, ужесточить условия кредитования, повысить процентную ставку. Это, в свою очередь, негативно скажется и на самих заемщиках, и на рынке кредитования, и на экономике в целом.

Сейчас коллекторы, фигурирующие в сюжетах СМИ, – это либо слишком усердные работники взыскателей, готовые ради результата на нарушение закона, либо вовсе нелегальные организации. По сути, криминальные структуры. В попытках защитить граждан от таких организаций нет ничего плохого. Но полный запрет на коллекторскую деятельность коснется и добросовестных агентств, действующих законными методами в отношении недобросовестных кредиторов.

В таких обстоятельствах целесообразнее не запрещать всех скопом, а иметь действенный механизм контроля и противодействия криминальным коллекторам.

Действующие нормы уголовного законодательства РФ вполне позволяют успешно бороться с коллекторами-преступниками. Их действия можно квалифицировать по целому ряду статей российского Уголовного кодекса. От вымогательства (ст. 163 УК РФ) и самоуправства (ст. 330 УК РФ) до причинения вреда здоровью различной степени тяжести (ст. 111, 112, 115 УК РФ) и доведения до самоубийства (ст. 110 УК РФ). И наказание, предусмотренное соответствующими статьями специальной части УК РФ, вполне соответствует степени тяжести совершенных деяний.

Другое дело, что правоохранительные органы порой пренебрегают своими обязанностями и по различным причинам могут не применять тот арсенал возможностей, который им предоставил законодатель.

Юристам очевидно, что невозможно ввести в Уголовный кодекс отдельную статью, предусматривающую ответственность за неправомерные действия коллекторов, пока не определено само понятие, перечень субъектов коллекторской деятельности, их функции, полномочия и ответственность, а также меры государственного контроля и реагирования.

Как показывает мировой опыт, институт коллекторской деятельности – это составная часть экономических отношений в государстве. При условии его легального существования и соблюдения требований законодательства.

В большинстве западных стран коллекторство – это урегулированный законом институт, контролируемый частными компаниями или государством. Он подразумевает только деятельность по взысканию долгов в рамках правового поля и ничего общего с нашими реалиями не имеет. Все, что выходит за рамки законного института, является банальной преступностью.

Но в России не существует законодательно закрепленного института коллекторской деятельности, что создает немало сложностей. По сути, у нас понятия «коллекторская деятельность» и «коллектор» имеют бытовой и ярко выраженный негативный оттенок.

Ранее в попытке законодательного урегулирования уже предлагался на рассмотрение проект Федерального закона «О коллекторской деятельности». Однако до настоящего времени он так и не был рассмотрен и принят. Хотя по последним событиям ясно видно, что назрела насущная необходимость разработать и закрепить на законодательном уровне понятия коллекторской деятельности, перечень ее субъектов, их функции, полномочия и ответственность, а также меры внутреннего (самостоятельного) и государственного контроля. Разумнее всего было бы сделать коллекторство лицензируемым видом деятельности. Разработать четкие требования к организациям, их руководителям и сотрудникам, соблюдение которых будет условием получения лицензии.

Необходимо предусмотреть административную ответственность коллекторских агентств за совершение его сотрудниками противоправных действий в ходе осуществления своих полномочий, вплоть до возможности лишения лицензии на осуществление данного вида деятельности.

Это позволит эффективно контролировать коллекторов на всех этапах их работы, иметь законные рычаги воздействия на недобросовестные агентства и привлекать лиц, осуществляющих коллекторскую деятельность без лицензии, к уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство).

Только после этого можно будет говорить о введении новой специальной статьи в Уголовный кодекс, которая предусматривала бы уголовную ответственность для недобросовестных сборщиков долгов. А перечисленные меры позволят создать условия для работы добросовестных коллекторских агентств и здоровой конкуренции в этой сфере, защитить права заемщиков и в целом создать эффективный правовой институт.

Анатолий Логинов – адвокат коллегии адвокатов Pen & Paper