Американские выборы, особенно президентские, – мероприятие, развивающееся по строгим законам жанра. В общих чертах сценарий известен заранее, так же как известны и штрафные санкции за нарушение правил. Поэтому нет ничего удивительного в том, что из всех многочисленных скандалов именно сексистский (классическим секс-скандалом его назвать нельзя) оказался самым губительным для кампании Дональда Трампа.

Мораль и лидерство

Среднестатистическому россиянину порой трудно понять политические реалии США, потому что его собственный опыт подсказывает ему совершенно другую мотивацию участников этого действа. Американцы, задумываясь о том, кому отдать свой голос, исходят совсем из иной мотивации, чем граждане России. У них нет тревожного чувства беспокойства и неуверенности – как бы чего не вышло. Система держится не на личности, а на стабильно работающих 230 лет институтах. Граждане CША прекрасно знают, что, кого бы они ни избрали, государственная машина продолжит функционировать так же, как и прежде.

Президент США – это не человек, предлагающий принципиально новый путь. Его задача – следовать заветам отцов-основателей и исполнять Конституцию, в которую более чем за двести лет внесено менее тридцати поправок. Грубо говоря, направление движения определено еще при Вашингтоне и Джефферсоне. Судьбоносного характера выборы в США никогда не носят, как бы сами кандидаты и их сторонники ни пытались представить дело противоположным образом.

Само наличие всего лишь двух реальных партий при небольших идеологических расхождениях между ними, партий, приверженных раз и навсегда американским ценностям, доказывает именно этот непринципиальный характер выборов. И вот в таких условиях на первый план выходят личностные различия (возраст, пол, состояние здоровья, стиль общения, семейная жизнь и так далее) между кандидатами, усиленно преувеличенные СМИ и соперниками. В известном смысле это как выбор между кока-колой и пепси-колой. Все знают, что разницы нет, но обе конкурирующие компании тратят миллиарды долларов на создание у покупателя представления о значительном несходстве между их продуктами.

Поэтому любая оговорка, неточный жест во время предвыборной кампании преувеличивается и представляется как серьезная проблема. Стоило Хиллари Клинтон ненадолго прихворать, как стали делаться апокалиптические прогнозы чуть ли не о ее выходе из кампании. Теперь всплыла запись одиннадцатилетней давности с Дональдом Трампом – с аналогичными последствиями.

Однако в случае с кандидатом-республиканцем ситуация серьезнее. Претензии, предъявляемые ему, составляют самую суть американской политики. А именно вопрос личной ответственности лидера за слова и поступки. Лидерство для американцев – в первую очередь всегда моральное. Это относится и к отдельным личностям руководителей, и к стране в целом.

Американцев не сильно волнует опыт кандидата – то, чему обычно придается большое значение в России. Барак Обама имел минимальный опыт и в политике, и на руководящих постах. Он всего лишь четыре года проработал сенатором (неполный срок) и не возглавлял не то что штат или крупный город, но даже небольшую компанию. За последние сто тридцать лет во главе США впервые стоял такой «неподготовленный» лидер – со времен Честера Артура, чьим главным достижением было руководство нью-йоркской таможней.

Тем не менее никаких вопросов об опытности Барака Обамы в 2008 году не возникало. Обсуждались реформа медицинского страхования, стимулы для экономического оживления, политика в Ираке и Афганистане, расовые проблемы, но не его предыдущий опыт работы.

И последующие восемь лет показали, что это было правильно – Обама оказался вполне адекватным лидером, соответствующим своему посту. Никто не может сказать, что его правление было каким-то провалом, по крайней мере на фоне итогов президентства его несравненно более опытного предшественника.

То же самое Дональд Трамп – у него минимальный политический опыт, никакого государственного, но критики бьют миллиардера вовсе не за это. Общая устойчивость политической системы США позволяет гражданам выбирать лидера по своему вкусу, а не по нужде, когда голосуют «лишь бы не стало хуже». А вкус исходит из американских ценностей. И вот с этим Трамп допустил большой прокол.

Перекрестные обвинения

Соединенные Штаты изначально возникли как пуританские колонии, куда эмигрировали религиозные активисты, желавшие начать в Новом Свете жизнь, свободную от грехов Старого. И Война за независимость также имела религиозно-нравственную подоплеку – нежелание колонистов подчиняться аморальным, по их мнению, британским властям, которые пытались облагать налогами без представительства. Как писал английский историк Пол Джонсон, «американцы – моралистическая нация». То, что в России кажется режущим слух напыщенным пафосом, в США воспринимается как норма, к которой не следует относиться скептически или иронически.

Ричард Никсон был одним из самых сильных, умных и знающих лидеров Америки, но ушел с должности под угрозой неминуемого импичмента в важнейший для Штатов момент переговоров с СССР и Китаем, в условиях стратегической неопределенности в Индокитае. Никакие соображения дипломатии или национальной безопасности не помешали провести расследование и организовать против него кампанию в прессе. Моральная чистота в Белом доме была для американцев важнее. То же самое касается попытки вынесения импичмента Клинтону в 1998 году по вроде бы пустяковому поводу.

Своим сексистским разговором Трамп допустил ошибку в вопросе, который находится на пересечении интересов как религиозно настроенных групп граждан, так и прогрессивно мыслящих – феминисток и иных борцов за права меньшинств. Слишком вольно шутящий, трижды женатый кандидат давно уже вызывал недоумение у консервативных сторонников GOP самим фактом своего выдвижения. Теперь же в праведном гневе объединяются и феминистски настроенные женщины-избирательницы (демократы по преимуществу), и их идейные антагонисты. И для тех и для других главное то, что Трамп попирает моральные нормы.

Для консерваторов он осквернитель святости брачных уз. Для либералов – сексист, видящий в женщинах только объект вожделения. Для, так сказать, центристов, обычных, не задающихся проблемами политического самоопределения американцев он просто не умеет держать себя в руках, не джентльмен. Это слово сегодня употребляется редко, но суть от этого не меняется, так как то, что составляет суть джентльменства, по-прежнему в чести. Известна история, как британский премьер Стэнли Болдуин, собрав первое заседание министров своего кабинета, обратился к ним: «Надеюсь, все мы джентльмены, не изменяющие своим женам?» Эта англосаксонская традиция весьма живуча. Поведение человека в семье и половой сфере служит американцам важнейшим показателем для его оценки во всех иных отношениях.

Лидер в США – это человек, который прежде всего задает стандарты поведения и принимает на себя ответственность. Когда в рамках расследования уотергейтского скандала общественности стали доступны пленки с записями приватных разговоров Никсона в Белом доме, граждане были шокированы атмосферой осажденной крепости, которая господствовала в окружении президента. Лидер, по их мнению, не должен был вести себя так, словно весь мир в заговоре против него.

В России, когда в СМИ попадают утечки и прослушки, никого не удивляет, что политики ведут себя в приватной обстановке совсем иначе, чем публично. Это всеми принимаемая по умолчанию норма. Для американца – обман доверия. Можно называть это детской наивностью, но ожидания именно таковы.

Также скептически в России отнеслись к тому, что Трампа осудил Шварценеггер (в неявной форме) и чета Клинтон. Мол, они-то уж точно моральными авторитетами не являются. Однако роль раскаявшегося грешника, человека, отошедшего от благости, а затем к ней вернувшегося благодаря тому, что живет в самой свободной стране мира и не боится признавать и исправлять свои ошибки, весьма популярна в американском обществе. От таких людей как раз и ждут активного проповедничества, подобно тому как книги «Как я похудела на 100 фунтов без ущерба для здоровья» пишут бывшие толстушки.

Муж Клинтон согрешил, но покаялся, попросил прощения у жены, она его не отвергла, проявила великодушие – это идет Хиллари в плюс, как доказательство того, что, несмотря на внешнюю холодность и жесткость, она сердечный и понимающий человек.

Но самое интересное заключается в том, что и для Трампа пока не все безнадежно. Потому что американцы всегда очень внимательно следят за тем, как лидер или человек, претендующий на это звание, справляется с вызовом, брошенным ему. Да, миллиардер-республиканец когда-то допустил в частной обстановке неосторожные высказывания и теперь должен отвечать за это. Но можно сломаться, можно погрязнуть в извинениях, можно агрессивно нападать на критиков, можно выйти из борьбы, в конце концов. Но все это не будет поведением настоящего лидера, морального авторитета. Если Трамп найдет ответ, как себя вести в сложившейся обстановке, это может стать серьезным вызовом уже для Хиллари Клинтон.

следующего автора:
  • Максим Артемьев