Процесс сирийского урегулирования подходит к важному рубежу – переходу от Астаны к Женеве. На прошлой неделе в столице Казахстана прошел третий раунд переговоров, организованных Россией, Ираном и Турцией, а 23 февраля инициированные ООН межсирийские переговоры начнутся в Швейцарии. Поэтому участникам встреч в Астане было важно выработать как можно больше конкретных решений – чтобы сильнее повлиять на женевский формат и сделать его более конструктивным.

Результаты Астаны

На этот раз в переговорах в Астане участвовали представители девяти групп сирийской вооруженной оппозиции, сирийского правительства, а также делегации России, Ирана, Турции, Иордании и ООН. Представитель США присутствовал в качестве наблюдателя.

Главной целью переговоров было усилить действующий режим прекращения огня, который вступил в силу 30 декабря 2016 года, а также нанести на карту Сирии координаты отрядов умеренной оппозиции, примкнувшей к режиму прекращения огня. Общего заявления по итогам переговоров так и не было принято, но некоторых результатов все-таки удалось достичь. Стороны выработали механизм освобождения/обмена военнопленных и договорились создать трехстороннюю рабочую группу по перемирию, которая должна будет поддерживать и усиливать режим прекращения боевых действий.

Показательно, что на прошедшей встрече в Астане присутствовала делегация Иордании. Иорданская сторона уже участвовала в предыдущем раунде переговоров 6 февраля, показывая, что Амман готов поддержать российские инициативы. Иордания стала посредником между участниками астанинского формата и вооруженными группировками юга Сирии, которые выразили готовность примкнуть к перемирию и бороться с ИГИЛ (запрещено в РФ) и «Джабхат ан-Нусрой». По сути, это означает расширение зоны перемирия на юг Сирии.

Обсуждавшаяся в Астане карта, на которую будут нанесены координаты оппозиции, присоединившейся к перемирию, – тоже важный шаг к тому, чтобы воплотить режим прекращения огня на практике и в целом отделить террористов от умеренных групп. Созданная для этого трехсторонняя мониторинговая комиссия в составе России, Ирана и Турции должна будет определить механизмы размежевания.

Определение зон, контролируемых террористами, против которых можно вести боевые действия, не боясь задеть мирное население или отряды умеренной оппозиции, до сих пор вызывает немало трудностей. Недавний случай, когда в результате авиаудара ВКС России в районе города Аль-Баб погибло три турецких военнослужащих, еще раз подтвердил низкий уровень координации между сторонами, что приводит к трагическим инцидентам. В интересах и России, и Турции, и Ирана усилить координацию своих военных действий в Сирии, чтобы провести размежевание умеренной оппозиции и террористов и согласованно вести наступление.

Еще одна важная цель, которой стремились достичь на переговорах в Астане (особенно российская делегация), – добиться инклюзивного представительства всего спектра сирийской оппозиции на переговорах в Женеве. То есть в единой делегации должны участвовать все существующие платформы: московская во главе с Кадри Джамилем, эр-риядская, каирская, астанинская платформа во главе с Рандой Кассис и представители так называемой внутренней оппозиции (группа «Хмеймим»). Это необходимо, чтобы обеспечить сбалансированное представительство интересов различных оппозиционных групп и избежать чрезмерного влияния одной из них. Многие считают, что туда нужно включить и курдов, так как они представляют реальную и важную силу в борьбе против ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры». Но против этого выступает Турция, угрожая блокировать переговорный процесс.

Сирийская оппозиция очень разобщена, и разные ее группы пользуются поддержкой разных внешних сил, которые таким образом продвигают в стране свои интересы. Например, Саудовская Аравия, которая поддерживает и спонсирует эр-риядскую группу, стремится, чтобы Высший комитет по переговорам, созданный под ее патронажем, доминировал на международных переговорах, а все остальные группы присоединились к нему каким-то образом. По сути, на предыдущих переговорах отчасти так и происходило, что заводило переговорный процесс в тупик.

Расширить оппозиционное представительство в Женеве участникам переговоров в Астане пока удалось лишь частично. Поначалу спецпредставитель ООН по Сирии Стефан де Мистура пригласил в Швейцарию как полноценных участников лишь Эр-риядскую группу оппозиционеров, а остальным предложил присоединиться в качестве экспертов и советников. Но 21 февраля было достигнуто соглашение, что Московская группа тоже приедет в статусе полноценной делегации. Эти группы (Московскую, Каирскую, группу «Хмеймим») активнее всего протолкивает Россия, чтобы таким образом уравновесить основную часть сирийской оппозиции на переговорах в Женеве.

Фактор Залива

В последние дни организаторы переговоров в Астане активно стараются наладить взаимодействие с другими державами, участвующими в сирийском конфликте, – прежде всего с монархиями Персидского залива. В течение прошедшей недели лидеры Турции и Ирана отправились в турне по этому региону. Эрдоган посетил Саудовскую Аравию, Бахрейн и Катар, а Роухани – Оман и Кувейт.
Саудовская Аравия и Катар, наряду с Турцией, – одни из основных спонсоров сирийских вооруженных групп различной степени умеренности/радикальности. И хотя после запуска нового формата сирийских переговоров в Астане роль монархий Залива в конфликте несколько уменьшилась, без них добиться реального соблюдения режима прекращения огня все равно невозможно.

Вполне вероятно, что Эрдоган во время визита в Саудовскую Аравию и Катар обсуждал именно этот вопрос – варианты присоединения Эр-Рияда и Дохи к инициативам, запущенным Москвой. Хотя не исключено и то, что турецкий лидер обсуждал там и другие подходы к сирийскому конфликту – например, можно ли усилить ту поддержку, которую монархии Залива оказывают Турции. Анкара вряд ли чувствует себя комфортно в компании России и Ирана, не имея серьезных рычагов давления на них. Поэтому Эрдоган вполне мог договариваться с Саудовской Аравией и Катаром о координации усилий в Сирии в противовес России и Ирану.

Дальше события могут развиваться по одному из двух путей. Либо саудиты и катарцы присоединятся к астанинскому процессу, где будут обсуждаться и учитываться интересы сторон, либо Сирию ждет очередная эскалация, направленная на то, чтобы сорвать договоренности России–Турции–Ирана в угоду интересам Турции, Саудовской Аравии и Катара.

Иранский президент Роухани тоже посетил монархии Залива. То, что он побывал в Омане, который традиционно посредничает в переговорах Ирана и Саудовской Аравии, позволяет предположить, что Тегеран пытается найти пути сгладить конфликт с Саудовской Аравией, обострившийся в прошлом году. Также Роухани встретился с эмиром Кувейта, а тот вряд ли бы согласился принять иранского президента без одобрения Эр-Рияда.

То есть Тегеран, с одной стороны, посылает сигнал саудитам, что он хотел бы добиться разрядки в отношениях и обсудить возможность участия саудитов в формате Россия–Турция–Иран, а с другой – обозначает, что готов использовать все имеющиеся дипломатические каналы, чтобы отстаивать свои интересы, а не только полагаться на сотрудничество с Россией и Турцией.

Предстоящие переговоры в Женеве должны показать, насколько страны – спонсоры сирийской оппозиции готовы идти на компромиссы, чтобы сдвинуть процесс урегулирования с мертвой точки. Режим прекращения боевых действий и результаты переговоров в Астане создают для этого более благоприятные условия.

следующего автора:
  • Алексей Хлебников