События последних дней в Луганске, ставшие для многих неожиданностью, породили массу слухов и интерпретаций: от операции украинских спецслужб до начала слияния ЛНР и ДНР. Однако все намного проще: внутренний конфликт между руководством «республики» и силовиками назревал давно и, несмотря на шумиху, на ситуацию в Донбассе никак не повлияет.

Причины и стороны

Конфликт Игоря Плотницкого с силовиками ЛНР длится уже более двух лет. В открытую фазу он перешел еще в октябре 2015-го. Поводом стал арест приближенного к Плотницкому «министра» энергетики ЛНР Дмитрия Лямина, произведенный «министерством» госбезопасности ЛНР. Силовики выдвинули Лямину стандартное обвинение в работе на Украину, однако за него вступился Игорь Плотницкий.

Глава «республики» обвинил МГБ в самоуправстве и отстранил руководителя «министерства» Леонида Пасечника от исполнения обязанностей до выяснения обстоятельств. Соответствующее распоряжение было опубликовано на местных интернет-ресурсах. В ответ МГБ объявило, что правительственные сайты подверглись атаке украинских хакеров и отстранение Пасечника – это просто фейк, призванный спровоцировать конфликт между силовиками и руководством «республики».

На стороне МГБ выступило МВД ЛНР, возглавляемое Игорем Корнетом. Оба силовых ведомства выдвинули новые обвинения против Лямина и заявили о намерении бороться с коррупцией во всех эшелонах власти «республики». Их поддержал «премьер-министр» ЛНР Геннадий Цыпкалов, полевой командир Павел Дрёмов, группировка которого контролировала город Стаханов, а также «мэры» Брянки и Красного Луча.

Силовики попытались перевести конфликт в общественную плоскость: МГБ выдало разрешение «Луганской гвардии» (маргинальная группировка соратников бывшего «народного губернатора» ЛНР Валерия Болотова) на проведение импровизированного митинга против коррупции в «республике», но мероприятие сорвала лояльная Плотницкому «госохрана». Все шло к открытому силовому противостоянию, однако конфликт внезапно (возможно, после вмешательства российских кураторов) удалось поставить на паузу: силовики и Плотницкий заявили, что будут бороться с коррупцией сообща, и все остались при своих должностях.

Тем не менее скрытая борьба все равно не прекратилась. «Министра» Лямина обвинили в присвоении автозаправок и оставили под арестом, а в ответ, через пару дней, верная Плотницкому «генпрокуратура» арестовала начальника одного из райотделов МГБ.

Через полтора месяца, в декабре 2015-го, погиб Павел Дрёмов – взорвался в машине, возвращаясь с собственной свадьбы. В августе 2016-го было совершено покушение уже на самого Плотницкого, которого хотели то ли взорвать, то ли напугать. Тогда глава ЛНР отделался относительно легкими ранениями. А в сентябре 2016-го по странному стечению обстоятельств погибли родители Плотницкого, проживавшие на территории России, – якобы от отравления грибами.

Вскоре после этого глава ЛНР объявил, что в «республике» была предпринята попытка переворота, которую удалось предотвратить. В Луганск из ДНР было переброшено подразделение «Спарта», последовали расправы над теми, кого объявили заговорщиками. Среди них оказался «премьер-министр» ЛНР Геннадий Цыпкалов, который подвергся пыткам и был убит.

Второй раунд

Противостояние продолжилось и в 2017 году: в феврале в своей машине взорвался «начальник управления народной милиции» ЛНР Олег Анащенко.

Нынешнее обострение началось в сентябре, когда «парламент» ЛНР выступил с критикой работы МВД, а главу ведомства Корнета уличили в том, что он проживает в незаконно захваченном доме. Девятого ноября Плотницкий в присутствии прессы и при участии вооруженных людей выдворил Корнета из этого дома, а 20 ноября указом снял «министра» с должности. Однако уже на следующий день МВД публично заявило, что сотрудники ведомства признают своим руководителем только Корнета, а уголовное дело, возбужденное против «министра», считают сфабрикованным.

Сам же Корнет не только опроверг свою отставку, но и выступил с обвинениями в адрес руководства ЛНР. По его словам, окружение Плотницкого уже давно работает на украинские спецслужбы, а переворот, якобы предотвращенный в прошлом году, был выдуман для оправдания репрессий.

На этот раз силовики сразу перешли к решительным действиям: 21 ноября центр Луганска был перекрыт вооруженными людьми, которые заблокировали административные здания. В городе на некоторое время отключили телевидение, радио и мобильную связь. Плотницкий назвал это попыткой Корнета оспорить свою отставку, но подчеркнул, что ситуация находится под контролем. Уже вечером в Луганск вошла большая колонна военной техники из ДНР. Но усмирять взбунтовавшихся корнетовцев они не стали: как позднее заявили в МГБ ДНР, ведомство проводит в Луганске «антидиверсионные мероприятия» совместно с силовиками ЛНР.

Двадцать второго ноября силовики захватили здание «генпрокуратуры» ЛНР и начали задержания функционеров из ближайшего окружения Плотницкого. На пресс-конференции Корнет объявил, что в Луганске проходит операция по обезвреживанию украинских агентов, которые внедрились в высшие эшелоны власти ЛНР и готовили возвращение «республики» в состав Украины. Кроме того, задержанных обвиняют в том, что это они выдумали прошлогоднюю попытку переворота. О самом Плотницком говорят как о жертве манипуляций со стороны этих самых агентов.

Заявлений о смене власти в «республике» до сих пор не прозвучало. Тем не менее 22 ноября Плотницкий назвал действия силовиков попыткой государственного переворота. В ответ МВД объявило фальшивкой видеозапись с соответствующим заявлением главы ЛНР. Двадцать третьего ноября Корнета поддержало МГБ ЛНР, а Плотницкий отбыл в Москву.

Перспективы

В целом логика происходящего в Луганске понятна. Начиная с 2014 года Игорь Плотницкий был занят выстраиванием вертикали собственной власти, в чем ему содействовала Москва, заинтересованная в повышении управляемости «республик». Методы подавления внутренней оппозиции были предельно жесткими: начиная с 2015 года все более-менее самостоятельные полевые командиры были физически уничтожены, а с казаками атамана Николая Козицына состоялась целая война.

Природа противоречий Плотницкого с луганскими силовиками пока окончательно неясна. По разным версиям, это могла быть борьба за власть или за контроль над финансовыми потоками, проходящими через «республику».

Учитывая высокую склонность обеих сторон к насилию, шансов, что конфликт удержится в рамках аппаратной борьбы, практически не было. Единственным сдерживающим фактором было то, что и Плотницкий, и Корнет, и прочие силовики являются частью марионеточного режима, установленного Москвой.

Начиная с 2014 года Москва прилагала немало усилий, чтобы придать «республике» и лично Плотницкому хотя бы видимость легитимности. Для этого инсценировался «референдум», «выборы», формировался «парламент» и прочие органы власти, пусть и существующие чисто номинально. Ведь одно дело, когда в Минске «республики» представляют хотя бы формально избранные лица, и совсем другое, когда это люди, пришедшие к власти в результате вооруженного переворота.

Возможно, именно поэтому Плотницкий не был ни убит, ни низложен. Впрочем, ущерб уже нанесен, поскольку в ходе борьбы стороны не скупились на взаимный компромат. Например, выяснилось, что Корнет на самом деле жил в доме, отнятом у местного бизнесмена, а пытки и фальсификация обвинений, о которых сейчас говорит «генпрокуратура», широко применяются в ЛНР.

В целом события в Луганске свидетельствуют о серьезных проблемах с управляемостью «республики». Выходит, Москва не в состоянии поддерживать порядок в стратегически важном для себя городе. Причем все зашло настолько далеко, что усмирить заигравшихся луганских марионеток можно только с привлечением вооруженного контингента из Донецка.

Хотя сегодня Луганск удалось удержать от внутренней войны, восстановление вертикали власти Плотницкого выглядит маловероятным. Скорее всего, из Москвы он если и вернется, то уже чисто номинальным главой «республики» и останется им до следующих «выборов», то есть до ноября 2018-го, после чего его наверняка заменят – якобы в результате народного волеизъявления. А до тех пор власть в «республике» негласно перейдет в руки группировки силовиков. Кроме кадровых перестановок, иных изменений в жизни ЛНР не предвидится: «республика» останется под общим управлением Москвы, ожидая развязки ситуации в Донбассе.