В это уже давно никто не верил, а оно вдруг случилось. Евросоюз объявил о планах нового масштабного расширения – еще на шесть государств. Шестого февраля Еврокомиссия официально обозначила 2025 год как дату, когда при должных усилиях всех сторон в ЕС вступят Сербия и Черногория, а вслед за ними подтянутся и остальные страны Западных Балкан: Македония, Албания, Косово и Босния и Герцеговина.

Недоулаженный кризис еврозоны, брекзит, конфликт с Польшей и Венгрией и споры о необходимости тотально реформировать Союз не помешали европейскому руководству решиться взять к себе еще шесть бедных и проблемных балканских государств. Скорее наоборот, многочисленные внутренние проблемы как раз и есть главная причина, заставившая Брюссель заговорить о новом расширении. Из-за трудностей последних лет Евросоюз почувствовал себя настолько неуверенно, что оказался готов взвалить на себя даже беды Западных Балкан, лишь бы ощутить, что хоть где-то его по-прежнему любят и ждут.

Польза ухудшений

Ожиданий на Западных Балканах действительно накопилось в избытке. Еще в 2003 году на саммите в Салониках руководство ЕС пообещало принять в Союз все балканские государства – когда-нибудь, когда они будут готовы. За прошедшие с тех пор пятнадцать лет в Евросоюз смогла вступить только самая развитая из них – Хорватия. Хотя даже это незначительное сокращение нивелировалось тем, что на ее месте выросло еще две новых независимых страны: Черногория и Косово. Обе, вслед за соседями, тоже обозначили вступление в ЕС среди главных целей своей внешней политики.

Однако Евросоюз, принявший меньше чем за десять лет целых одиннадцать бывших соцстран, был настолько утомлен этими расширениями, что боялся называть балканским кандидатам даже самую примерную и отдаленную дату возможного вступления. Тем более что все оставшиеся государства Западных Балкан были беднее самой бедной страны ЕС Болгарии и в дополнение к экономическим проблемам имели еще и ворох взаимных претензий, пограничных споров и неразрешенных этнических конфликтов.

Для порядка Брюссель, конечно, вел переговоры об интеграции со всеми шестью странами, но шли они настолько медленно, что казалось, будут продолжаться еще несколько десятилетий. Ну а после брекзита даже самые отчаянные балканские евроэнтузиасты пали духом. Такой тектонический сдвиг – теперь все силы Брюсселя будут брошены на переговоры с выходящей Британией и на осмысление нового баланса сил внутри ЕС. Пройдут годы, прежде чем все устаканится и у Евросоюза опять дойдут руки до балканских кандидатов. Но на деле получилось наоборот: это с брекзитом ничего не понятно, а европейская перспектива Западных Балкан становится все яснее и ближе.

Парадоксальным образом оказалось, что не только брекзит, но и вообще все крупные внутренние и внешние проблемы Евросоюза последних лет не отдаляют, а приближают балканские страны к заветному вступлению.

Скажем, миграционный кризис наглядно показал, что Западные Балканы географически неотделимы от ЕС, через них беженцы перемещаются из одних стран Евросоюза в другие, и без тесной координации действий с балканскими государствами решить эту проблему невозможно.

Или украинский кризис. Если не считать нескольких добровольцев, Балканы там были вроде бы ни при чем. Но события в Крыму и Донбассе продемонстрировали Евросоюзу, что старые восточноевропейские конфликты, которые десятилетиями мирно лежали замороженными, можно запросто вернуть к активным боевым действиям – особенно при помощи заинтересованных внешних сил. И если у самых ваших границ есть шесть стран, в каждой из которых может легко появиться свой Донбасс, то лучше взять их под более плотный контроль заранее, пока дело не дошло до худшего.

Конечно, на Западных Балканах хватает авторитарных тенденций, коррупции, пограничных споров, проблем с верховенством права и прочего. Но за последние годы точно таких же проблем было в избытке и в тех странах Восточной Европы, которые давно вступили в Евросоюз. Румынская коррупция, венгерский авторитаризм, польские нападки на суды, пограничный спор Словении и Хорватии – в Брюсселе на все это насмотрелись ближе некуда. И осознали, что с такими проблемами гораздо проще бороться, когда страна уже включена в общеевропейские структуры. Потому что игнорировать их все равно не получится – рано или поздно их последствия доберутся до ЕС.

В пользу европейской перспективы Западных Балкан сработало даже то, что за последние десять лет эти страны явно стали менее готовы к вступлению в ЕС – особенно с точки зрения демократических стандартов. То есть ждать бессмысленно. Без внешней опеки ситуация будет только деградировать, поэтому лучше активно вмешаться как можно раньше.

Бремя ревности

Назвав довольно близкий 2025 год как потенциальную дату вступления, Брюссель составил для Западных Балкан длинный список обязательных реформ: силовых структур, судов, системы госзакупок, антикоррупционных ведомств, избирательного законодательства и многого другого. Вдобавок к этому идут требования ликвидировать все пограничные споры, урегулировать старые конфликты, отказаться от пропаганды межэтнической ненависти. По всем этим параметрам между шестью балканскими государствами устроят спринтерский забег, когда каждый будет стараться как можно скорее выполнять требования ЕС, чтобы, не дай бог, не отстать от остальных. 

Однако, несмотря на строгий тон новой стратегии ЕС, можно заранее предвидеть, что балканские страны с их качеством правящих элит все равно не смогут выполнить значительную часть брюссельских требований. Тем более всего за шесть лет. Но их все равно возьмут. Потому что Евросоюз писал эту стратегию не столько для Балкан, сколько для себя – чтобы успокоиться и заняться радикальной реформой европейских институтов.

Вступление сразу шести небольших бедных стран с довольно безответственным руководством – это лучший аргумент в пользу того, что от индивидуальных страновых привилегий надо отказываться. Принимать решения не всеобщим консенсусом, а большинством. Вырабатывать механизмы, которые позволят следить за тем, как страны ЕС соблюдают общеевропейские правила, и наказывать за нарушения. Создавать наднациональные институты, которые будут постепенно забирать себе ключевые функции от не самых компетентных национальных правительств.

Интеграция Западных Балкан должна помочь Евросоюзу снова поверить в свои силы. Потому что в последние годы степень неуверенности ЕС в собственной привлекательности стала просто неприличной. В любой мелочи Европе мерещилось доказательство того, что Балканы готовы от нее отвернуться и уйти интегрироваться то ли с Россией, то ли с Китаем, или даже с Турцией. Строительство какого-нибудь моста, покупка пары старых танков, просто встреча на высшем уровне – все это вызывало в ЕС чуть ли не панику: мы теряем Западные Балканы, они становятся плацдармом враждебных держав.

На Россию, Китай или Турцию приходится по нескольку процентов товарооборота и инвестиций в государства Западных Балкан. В то время как доля ЕС – 70–80% и выше. Трудовая и образовательная миграция, денежные переводы, тесное военное сотрудничество, внедрение общих стандартов, миллиарды евро финансовой помощи, географическая близость – балканские страны и так были привязаны к Евросоюзу плотнее некуда. Но европейцам все равно казалось, что Балканы запросто порвут эти тысячи связей ради того, чтобы получить русскую военную базу или китайское шоссе.

Теперь эти волнения должны закончиться. Новая балканская стратегия требует скорейшей унификации внешней политики стран-кандидатов с общеевропейской, в том числе и по ограничительным мерам. А значит, у лидеров Западных Балкан останется куда меньше возможностей играть на противоречиях мировых держав. С другой стороны, главной целью этих игр было выбить из Евросоюза гарантии вступления, так что задачу можно считать выполненной. 

следующего автора:
  • Максим Саморуков