Решение Владимира Путина отменить эмбарго на поставку Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300 вызвало возмущение на Западе и особенно в Израиле. Однако подобный шаг со стороны Кремля был вполне предсказуем, и ему есть разумное объяснение.

Почему С-300 не поставлялись ранее? 

История с поставками комплексов С-300 Ирану началась в 2000-х годах. Власти Ирана давно планировали приобрести эти системы, но окончательно контракт на поставку пяти дивизионов С-300 был подписан только в 2007 году во время визита Путина в Тегеран. Тем не менее Москва не спешила исполнять свои обязательства, сомневаясь в намерениях властей Ирана в области ядерной программы. Позднее, когда Иран раскрыл свои планы по строительству второго завода по обогащению урана, сомнения российской стороны только укрепились.

Осенью 2009 года иранские власти неожиданно отказались обменивать под европейским контролем свой низкообогащенный уран на дообогащенное ядерное топливо для исследовательского атомного реактора. Россия тогда поддерживала соглашение об обмене ядерного топлива - в Кремле считали, что такой обмен не только продемонстрирует Западу мирный характер иранской ядерной программы, но и снимет опасения Москвы по поводу того, что Тегеран может попробовать создать так называемые грязные бомбы с использованием низкообогащенного урана. Президент Медведев назвал тогда поведение иранской стороны «неуместным». Медведев признал, что Иран приближается к возможности создать собственное ядерное оружие, а введение новых международных санкций против Тегерана неизбежно. Впоследствии, 22 сентября 2010 года, Медведев принял указ, запрещающий поставки Ирану систем противовоздушной обороны С-300.

Почему сейчас?

Ситуация с поставками С-300 Ирану изменилась после переговоров Тегерана и «шестерки» международных посредников, которые состоялись в марте-апреле в Лозанне. Российские власти оказались довольны результатами переговоров и параметрами ядерного соглашения - Совместного комплексного плана действий, о которых договорились Иран и «шестерка». Стороны даже выразили надежду, что ядерное соглашение может быть подписано до 30 июля без каких-либо дальнейших отсрочек.

Должная реализация этого плана может гарантировать, что у Ирана не будет возможности тайно развивать программу по созданию ядерного оружия. Более того, даже если Иран нарушит договоренности, у международного сообщества будет как минимум год, чтобы воспрепятствовать планам Тегерана по созданию ядерной бомбы – обстоятельство, полностью удовлетворяющее Москву. Интенсивные контакты с иранскими властями также убедили российское правительство, что Тегеран всерьез намерен исполнить свою часть ядерного соглашения. В итоге Кремль, получив все необходимые гарантии мирного характера иранской ядерной программы, снял эмбарго на экспорт комплексов С-300.

Решение отменить эмбарго на поставку систем противовоздушной обороны Ирану может быть тем самым «пряником», который Москва предложила Тегерану в обмен на гибкость в Лозанне. Эксперты считают, что предварительное соглашение, заключенное 2 апреля, стало результатом выгодной сделки между Ираном и «шестеркой». Настоящая цена успеха переговоров, которую безусловно заплатили все ее участники, неясна, но возобновление поставок российского вооружения в Иран могло быть неофициальной частью сделки. Кремль в 2010 году не получил от Запада заслуженной позитивной оценки за запрет на поставку Ирану С-300, поэтому сейчас посчитал, что обладает моральным правом пересмотреть свое решение.

Возможные приобретения

Решение Москвы нельзя назвать бескорыстным. Россия всерьез заинтересована в укреплении своего политического и экономического влияния в Иране. Соглашение о поставках оружия поможет достичь этих целей. Необходимая основа для военного сотрудничества Ирана и России была заложена в соглашении, подписанном во время визита российского министра обороны Сергея Шойгу в Тегеран в январе 2015 года. Однако этот документ преимущественно касается таких сфер, как обмен информацией, образование, проведение учений и совместная антитеррористических деятельность. Российские производители вооружений надеются, что с помощью поставок С-300 можно будет возобновить и прерванное ранее военно-торговое сотрудничество с Ираном.

Возможные потери

В то же время экспорт комплексов С-300 может нанести серьезный удар по российско-израильским отношениям. С этой точки зрения решение Путина выглядит необдуманным. В последние годы Москва добилась значительного прогресса в отношениях с Израилем. В 2014 году объем двусторонней торговли достиг $3,4 млрд в год – это в два раза больше российско-иранского товарооборота. Правительство Израиля занимает очень сбалансированную позицию по отношению к украинскому кризису и не присоединилось к западным санкциям против России. Даже пропалестинская позиция Москвы вызывала лишь незначительную напряженность в отношениях между Россией и Израилем. Если официальный Израиль расценит военное сотрудничество Кремля с Тегераном как чрезмерно активное, власти страны могут пересмотреть свою позицию и присоединиться к анти-российскому лагерю.

Сохраняйте спокойствие

Как бы то ни было, не стоит преувеличивать вероятность того, что решение Кремля по С-300 может нарушить существующее политическое равновесия в регионе. Глава российской дипломатии Сергей Лавров уже подчеркнул, что, принимая решение о поставках, Кремль учитывал необходимость обеспечить безопасность Израиля. Комплексы С-300 - это оборонительная система, и она не может быть использована для каких-либо агрессивных действий.

Также необходимо принять во внимание количество и качество поставляемых в Иран дивизионов. Обычно Россия не экспортирует вооружение, сопоставимое по уровню качества с тем, которое используется для собственных оборонительных нужд. В этой связи эксперты уже высказали сомнение относительно эффективности комплексов С-300, которые будет проданы Тегерану. Наконец, если Москва поставит Тегерану системы противовоздушной обороны, то это означает, что она же должна будет обеспечивать их техническое обслуживание. А тут готовность российской стороны этим заниматься будет зависеть от поведения Ирана в регионе, включая его отношения с Израилем.