Дуйон Ким

Приглашенный старший научный сотрудник форума «Будущее Корейского полуострова», Сеул

Cочетание жесткости и дипломатии

Не стоит надеяться, что у кого-то вдруг возникнет новая идея, которая волшебным образом сразу разрешит северокорейскую проблему. Результата можно добиться только за счет правильной комбинации уже имеющихся решений – и давления, и позитивных стимулов, – если их задействовать в нужный момент.

Благодаря развитию ядерно-ракетного потенциала возможности северокорейского руководства растут, как и его уверенность в своих силах, так что время работает против нас. Главная задача – склонить КНДР к переговорам и при этом избежать раскола между Вашингтоном и Сеулом, если в мае на президентских выборах в Южной Корее победят левые.

Какие инструменты позволят усадить Пхеньян за стол переговоров и предотвратить дальнейшую эскалацию кризиса? Как дипломатия, так и силовое давление связаны с определенными рисками. Но после двадцати лет проб и ошибок, учитывая растущий ядерный потенциал КНДР и постоянные провокации с ее стороны, ясно, что дипломатия может сработать, только если ее подкрепить эффективным и убедительным давлением.

Сейчас администрация Трампа рассматривает возможность применения военной силы, которая долгое время считалась неприемлемой. Вполне естественно, что новый президент хочет поменять подход и допускает более энергичные меры. Но слишком полагаться на военную мощь опасно: высок риск просчитаться так, что это вызовет вооруженный конфликт.

Но точно так же более узкодипломатический подход, нацеленный исключительно на нераспространение, не разрешит эту проблему и связанные с ней региональные трудности. Если просто заморозить ситуацию, авторитет США будет подорван, Иран и другие игроки могут последовать примеру КНДР, а у Японии и Южной Кореи появится искушение самим обзавестись ядерным оружием. Конечной целью может быть только денуклеаризация и разрешение проблем региональной безопасности. Отмена совместных военных учений США и Южной Кореи или немедленное начало мирных переговоров не помогут. Здесь нужно более системное решение.

Новая администрация в Вашингтоне – это возможность взглянуть на переговорный процесс по-новому, шире и без груза прошлых предубеждений. Нестандартность и непредсказуемость Трампа неожиданным образом может сработать в налаживании отношений с нестандартным Ким Чен Ыном. Возможно, если все сделать правильно, им даже удастся заключить «большую сделку за гамбургерами».

Андрей Ланьков

Профессор Университета Кукмин (Сеул)

Ядерный мораторий – реалистичный компромисс

В отношениях с Северной Кореей ясно одно: пока эта страна существует, она не откажется от ядерного оружия. Потому что руководство КНДР считает такое оружие единственной гарантией своего политического и даже физического выживания. Они видели, что произошло с Саддамом Хусейном или Муаммаром Каддафи – единственным диктатором, согласившимся свернуть ядерную программу в обмен на экономические выгоды.

Ядерное оружие необходимо для выживания северокорейской элиты, и, когда на кону стоит выживание, другие аргументы, включая экономический рост и благосостояние населения, отходят на второй план. Так что санкции, международное давление, обещания экономических выгод – все это на Пхеньян не подействует.

Это означает, что возможным остается только одно решение, пусть и довольно ущербное – ядерный мораторий. При таком сценарии Северная Корея прекращает производство и испытания ядерного оружия и баллистических ракет в обмен на обширную программу помощи и политические уступки со стороны США и других заинтересованных стран.

К сожалению, в ближайшем будущем вероятность заключить такую сделку невелика. В Пхеньяне не станут рассматривать этот вариант, пока не выстроят потенциал для ответного удара по США, то есть еще несколько лет. У США тоже есть основания не идти на такой компромисс, поскольку это будет похоже на согласие с условиями шантажиста (именно так его и охарактеризуют оппоненты в Конгрессе).

Такие претензии вполне обоснованы, но реальная политика обычно предполагает выбор между плохим и очень плохим. В отсутствие такого соглашения КНДР будет и дальше беспрепятственно развивать ядерный и ракетный потенциал, что породит еще более серьезные угрозы для международной безопасности. Но понадобится время, чтобы все стороны конфликта смирились с тем, что у ядерного моратория почти нет реалистичных альтернатив.

Леон В. Сигал

Директор проекта «Сотрудничество по безопасности в Северо-Восточной Азии» Совета по исследованиям в области общественных наук

Переговоры – единственный путь

Северная Корея угрожающе близка к тому, чтобы обзавестись ядерными боеголовками и межконтинентальными баллистическими ракетами для их доставки. Она готова к переговорам, но не на условиях США, которые ожидают, что КНДР изначально должна согласиться на полную денуклеаризацию. Президент Обама в этой ситуации выбрал «стратегическое терпение», то есть ввел против Северной Кореи санкции без переговоров.

Сторонники санкций говорят, что нужно время, чтобы они дали результаты. Но сколько понадобится времени? Сколько ядерных и ракетных испытаний за это время проведет КНДР? Какое количество ядерного топлива она успеет произвести? Как долго ей осталось до постановки на вооружение межконтинентальных баллистических ракет? И еще до того президент Трамп столкнется с призывами начать превентивную войну, а это может привести к разрыву с Южной Кореей и Японией.

Единственный выход из этой опасной ситуации – возобновить переговоры и выяснить, готова ли Северная Корея остановить ракетно-ядерную программу в обмен на ограничение совместных учений США и Южной Кореи, умеренное смягчение санкций и гарантии дальнейшего мирного процесса.

Ранее переговоры позволяли добиться определенных успехов. В соответствии с «Согласованными рамками» 1994 года КНДР на десятилетие остановила производство плутония, однако сделка развалилась, поскольку США почти ничего не предприняли для прекращения враждебности и «продвижения к полной политической и экономической нормализации», а Пхеньян продвинулся в плане обогащения урана. По соглашению 2005 года КНДР на два года остановила производство плутония и ракетные испытания, но Южная Корея так и не предоставила обещанную помощь в энергетике.
Во время избирательной кампании Дональд Трамп не раз говорил о готовности к переговорам. Впервые эту тему он поднял в январе 2016 года, как раз когда КНДР провела четвертые ядерные испытания: «Там сидит этот сумасшедший, который вполне может это сделать... но никто не хочет с ним говорить, и никто не обсуждает это с Китаем».

Став президентом, Трамп подкрепил слова действиями. Он впервые за пять лет выделил помощь на ликвидацию последствий наводнений. Несмотря на запуск баллистической ракеты и убийство брата Ким Чен Ына, Госдепартамент США выдал представителям КНДР визы для проведения встречи в Нью-Йорке, хоть это решение вскоре и было отменено.

Новый лидер США должен продемонстрировать свое искусство заключать сделки, и как можно скорее.