Их нравы

9.10.2018

Почему Россия заинтересовалась Зимбабве

Африканцы понимают, что русские не смогут конвертировать результаты своей помощи в прямой политический или экономический диктат, даже о простой монетизации влияния речь пока не идет. Поэтому охотно принимают от Москвы любую форму поддержки. У России, в свою очередь, пока слишком мало опыта, информации, кадрового ресурса, для того чтобы составлять конкуренцию в Африке бывшим метрополиям или Китаю. Однако на роль сдерживающей, независимой силы, которая требует значительно меньше ресурсов, Москва вполне может претендовать
14.09.2018

Последний мавзолей ЕС. Зачем испанцы выносят Франко из «Долины павших»

После силового подавления попытки отделения Каталонии прошлой осенью испанскому правительству нужны аргументы, чтобы выстраивать диалог с Барселоной, новое руководство которой настроено не менее сепаратистски, чем прежнее. Вынос тела Франко станет весомым доказательством того, что Мадрид открыт к диалогу и готов обсуждать реформу нынешней унитарной модели государства, уходящей своими корнями во франкистскую эпоху
1.08.2018

На финише брекзита. Что ждет Британию через полгода

У Великобритании осталось всего полгода на то, чтобы заключить с Брюсселем соглашение о выходе из ЕС. И чем дальше, тем выше вероятность того, что они это сделать не успеют
18.07.2018

Слабость или измена. Что пишут американские СМИ о встрече Путина и Трампа в Хельсинки

Фурор, который вызвало в американских СМИ «предательское» выступление Трампа на встрече с Путиным в Хельсинки, по накалу обходит даже послевыборный период
10.07.2018

Какими будут отношения Евросоюза с новой Турцией Эрдогана

К переговорам о вступлении Турции в Евросоюз вернуться уже невозможно – Берлин, Париж, Гаага и Вена никогда на это не пойдут. Поэтому на повестке остаются те же немногие вопросы, что и до выборов: либерализация визового режима, модернизация таможенного союза, беженцы и борьба с терроризмом
4.07.2018

Правая колонна. Почему Меркель приходится уступать собственным министрам

Искать у конфликта ХДС и ХСС исключительно конъюнктурные поводы – значит недооценивать масштаб разногласий между «сестрами». За их противоречиями стоит глубокая ментальная трансформация всего Запада: появление новой убежденности, что развитый западный мир имеет право закрыться от всего остального. Среди причин трансформации – обычная смена поколений, постепенный уход со сцены тех, кто рос с постколониальным комплексом и чувством ответственности за бывшие земли своих империй (а в Германии еще и за две мировые войны)
26.06.2018

Победа откуда не ждали. Кто подарил Эрдогану полный контроль над страной

Примкнувшие к Эрдогану консервативные националисты стали главной неожиданностью этих выборов: вопреки прогнозам они набрали не 5%, а целых 11%. Конечно, 11% не так уж и много, но именно они обеспечили президенту Турции полную победу и почти неограниченную власть. И теперь возникает вопрос, что националисты захотят взамен
26.06.2018

Трамп vs Меркель. Куда движутся отношения США и Германии

Есть основания полагать, что существующая система отношений между США и Германией и, шире, между США и Европой обладает достаточным запасом прочности, чтобы пережить нынешний кризис. Однако происходит плавное расшатывание устоявшихся институтов сотрудничества внутри западного мира, и персональные противоречия между Меркель и Трампом в этом смысле лишь вершина айсберга
21.06.2018

Чем Италия угрожает объединенной Европе

Несмотря на объективно противоположные интересы, суверенисты Италии, Австрии, Венгрии и Польши находят общий язык. Разница между ними есть в вопросах и миграции, и экономики, но отличия в национальной политике этих стран парадоксальным образом делают их союзниками в рамках ЕС. Суверенисты могут создать в Евросоюзе коалицию и совершить вместе то, что не удавалось проделать в одиночку Вене или Будапешту
8.06.2018

Лига у власти. Ждет ли Италию каталонский сценарий

Сама условность итальянского единства снижает остроту споров между федералистами и унитаристами и служит гарантией того, что политические страсти в Италии не достигнут того же уровня, что в Каталонии или в Шотландии. И для каталонцев, и для шотландцев борьба за отделение – это вопрос прежде всего национальной идентичности, а не перераспределения налогов. В Италии попытки отдельных регионов изменить отношения с центром связаны в основном с экономическими соображениями, поэтому простого перераспределения полномочий в их пользу будет вполне достаточно для того, чтобы сохранить единство страны, пусть и на иных, федеративных началах
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。