Новая Восточная Европа

23.11.2017

Не о чем говорить. Почему Лукашенко не принял долгожданное приглашение в Брюссель

Восточное партнерство настолько девальвировалось даже в глазах его участников, что Лукашенко, который раньше обижался на отсутствие приглашения, сегодня сам не принимает его. Но это не означает, что Белоруссия и ЕС нащупали непробиваемый потолок в сближении. Скорее они избавляются от надежд на быстрый прорыв, попутно снижая риск новых разочарований. Это холодный реализм, поле для рутинной работы профессионалов-дипломатов, куда лидеры пока не видят смысла инвестировать свой политический капитал
22.10.2017

Победа антисистемных. Последует ли Чехия за Польшей и Венгрией

Вопреки тревожным прогнозам, Чехию вряд ли ждут радикальные перемены в стиле Польши и Венгрии. Евроскептичное и прагматичное, новое правительство наверняка наживет коррупционных скандалов, но не будет разгонять суды или заниматься мобилизацией населения под радикальными националистическими лозунгами. Потому что разгоны, мобилизации, нетерпимость – это все явления очень плохо совместимые с Чехией
19.10.2017

Может ли Москва превратить Хорватию в союзника

Несмотря на масштабный визит хорватского руководства в Россию, вряд ли стоит ожидать прорывов в двустороннем сотрудничестве или того, что Хорватия вдруг станет близким союзником России в Европе. Реальные экономические связи между странами сейчас очень скромные. Санкции, падение цен на нефть, многолетний застой в экономике и России, и Хорватии – все это не переломишь президентскими встречами
9.10.2017

Игра в нестабильность. Как смягчить противоречия России и ЕС в Молдавии

Международные участники должны снизить свои ожидания от молдавских политиков, не делить их на своих и чужих и содействовать большей конкуренции в политической жизни страны. Иначе и Россия, и ЕС, преследуя свои геополитические интересы, могут стать объектом манипуляции со стороны локальных политиков, для которых проевропейскость или пророссийскость – это просто удобные инструменты, а не руководящие принципы
5.09.2017

«Запад-2017». Кто выиграет от российско-белорусских учений

Несмотря на все репутационные риски, Минск попробует извлечь максимум дипломатической выгоды из учений. Белорусские военные смогут, с одной стороны, показать западным наблюдателям, что гарантиям Минска можно было верить. А с другой – убедить Москву, что страна не «идет по пути Украины», потому что не боится, вопреки беспокойству Запада, проводить у себя крупные учения с российскими войсками
10.07.2017

Уплывшие в Кишинев. Откуда раскол в элитах Приднестровья

С одной стороны, бегство бывшего президента Шевчука может стать началом общего закручивания гаек в политической жизни Приднестровья. А монополистические позиции «Шерифа» во многих отраслях не могут не препятствовать развитию независимого бизнеса. С другой стороны, консолидация власти дает руководству Приднестровья шанс выработать стратегическую программу развития непризнанной республики
7.07.2017

Я привезу вам новый мир: что изменил визит Трампа в Польшу

В ходе визита Трампа в Варшаву возникло новое, пока еще легкое, но уже заметное ощущение, что это не Америка встречается с Польшей, а какая-то часть Америки братается с какой-то частью Польши, но другие части в обеих странах это братание не очень одобряют. Либеральные поляки начинают считать либеральных американцев более своими, чем своих собственных консервативных соотечественников
27.06.2017

Рубеж дружбы. Почему Россия и Белоруссия стали спорить о границе

Споры вокруг контроля на российско-белорусской границе показывают, что в Москве больше не рассматривают Минск как полностью надежного союзника в вопросах безопасности. Россия обижена, что Минск использует ее ссору с Западом в своих целях: позиционирует себя как более предсказуемого партнера и зарабатывает на всевозможных санкционных барьерах, которые Россия выстраивает вокруг себя
16.06.2017

Первый ЛГБТ-премьер в Восточной Европе: почему именно в Сербии

В Сербии получилось, что авторитарный режим может повысить уровень толерантности в обществе гораздо быстрее и успешнее, чем демократия. По политическим свободам Сербия сейчас на одном из последних мест в Восточной Европе. Но в демократических странах региона такое назначение было бы невозможно – слишком опасно потерять даже пару процентов поддержки. А вот Вучичу, который уверенно контролирует и парламент, и общественное мнение, нечего бояться
1.06.2017

Наш человек? Чего добивается Москва от молдавского президента Додона

Активная поддержка Додона еще не означает, что Россия стремится перетянуть Молдавию от ЕС к ЕАЭС. Москва осознает, что за последние годы ее возможности в Молдавии сильно уменьшились, поэтому ставит более реалистичные цели. Скорее речь идет о поиске политической формулы, как Молдавия могла бы совместить две зоны свободной торговли: с ЕС и СНГ
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。