Китайский путь 瞭華

13.06.2017

Больше, да хуже. Как Россия превратила ШОС в клуб без интересов

Не до конца пережитые фобии по поводу роста китайского влияния в Центральной Азии привели к тому, что Москва сама превратила ШОС, призванную устанавливать устраивающие всех правила в центре Евразии, в бесполезную бюрократическую организацию. В итоге Пекин теперь не связан никакими институциональными нормами и может развивать отношения со странами региона без оглядки на Москву
26.05.2017

МММ по-китайски: почему Пекин сдувает рынок интернет-кредитования

Китайские власти ужесточают правила p2p-кредитования, где участники выдают кредиты друг другу без посредничества банка. Пекин опасается, что рынок объемом почти $300 млрд окажется гигантской пирамидой, а проблемы на нем без должного надзора могут обернуться социальными волнениями
24.05.2017

Один пояс, много тупиков. Зачем Китаю нужен новый Шелковый путь

И геополитические, и экономические выгоды от китайского проекта «Один пояс – один путь» выглядят весьма сомнительно. Поэтому инициатива эта – скорее попытка Китая экспортировать свой инфраструктурный пузырь в другие страны, с заведомо известным, неутешительным результатом
19.05.2017

Председатель пути. Что инициатива «Один пояс – один путь» означает лично для Си Цзиньпина и его власти

Прошедший в Пекине Форум «Один пояс – один путь» – это заявка Китая на более заметную роль в определении правил игры на глобальной сцене. Но не меньшее значение имеют внутриполитические факторы. Форум состоялся за несколько месяцев до важнейшего события пятилетия – XIX съезда Компартии Китая. Предсказуемость китайской политики вещь призрачная, мало кто с уверенностью назовет сменщиков команды нынешнего лидера, как и то, уйдет ли Си в 2022–2023 годах или в какой-то форме возможен невозможный по неписаным правилам «третий срок»
5.05.2017

Братство кольца: сможет ли Россия пробиться в электроэнергетику Восточной Азии

Обострение ситуации вокруг КНДР может окончательно похоронить усилия России по созданию объединенной энергосистемы в Северо-Восточной Азии, которая бы также включала Китай, Японию и Южную Корею. Технические параметры проекта давно разработаны, но просчитать политические риски сейчас не может ни одна из сторон
7.04.2017

Под свист томагавков. Как проходит первая встреча Трампа и Си

На Си Цзиньпина импульсивная демонстрация силы вряд ли произведет впечатление, особенно с учетом того, что никакие китайские интересы, в отличие от российских, ударом по Сирии не задеты. Наоборот, решительная военная акция, за которой не стоит долгосрочной стратегии, лишь подтвердит эмоциональность и импульсивность его визави, а этому лучше всего противодействовать методичной командной работой
16.02.2017

Окно в Китай: почему у Казахстана получилось, а у России нет

Несмотря на разговоры о создании Москвой и Пекином «большой Евразии», Россия и Китай за многие годы так и не смогли создать даже приграничные зоны свободной торговли. Передовиком здесь неожиданно стал Казахстан, а Москве есть чему поучиться на опыте соседей
25.01.2017

Вместо Америки. Как Трамп дал Китаю шанс на глобальное лидерство

Первым же указом Дональд Трамп вывел Америку из Транстихоокеанского партнерства. Сдержав обещание перед своим ядерным электоратом, президент одновременно поставил под вопрос лидерство США в написании правил мировой торговли. Занять освободившееся место лидера глобализации уже пытается Китай, но вряд ли эта попытка увенчается быстрым успехом
30.11.2016

Китайские советники Трампа: что насоветуют и как ответят в Пекине

Избрание президентом США бизнесмена, неопытного в вопросах мировой политики, вроде бы дает Китаю шанс упрочить позиции в Азии. Но из Пекина ситуация выглядит по-другому. Там еще не решили, что их больше беспокоит в Трампе: его антикитайская риторика, команда лютых синофобов, которая собралась вокруг нового президента, или его склонность менять позиции и вообще не слушать экспертов
1.11.2016

Евразийская брешь: кто выиграл от вступления Киргизии в ЕАЭС

Сложности с принятием единого Таможенного кодекса ЕАЭС неудивительны. Во многом это следствие вступления Киргизии в ЕАЭС, от которого больше всего выиграли экспортеры китайских товаров в Россию. Для них административных барьеров стало меньше, а маршрутов для контрабанды – больше. В числе главных проигравших – российский бюджет, который рискует недосчитаться около $340 млн в год
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。