Их нравы

13.03.2017

Агитация без границ. Почему власти Турции так переживают за референдум

Новая Конституция окончательно развяжет руки Эрдогану, позволив ему завершить проект «Новая Турция», о котором он так часто говорит избирателям. Это будет другая страна: с одной стороны, более сильная политически, великодержавная, с масштабными амбициями на международной арене. С другой – более авторитарная и консервативная, антидемократическая и, возможно, со временем и вовсе не светская страна
3.03.2017

Футбольный Brexit. Как уход из Европы помогает Англии создать самую сильную футбольную лигу в истории

Большая Футбольная Европа – это проекция на футбол брюссельской идеологии с ее гуманитарными ценностями и социалистическим регулированием. Это содружество слишком разновеликих субъектов, чтобы мечта о самой сильной футбольной лиге могла здесь победить. А то, что происходит с английской лигой сегодня, – это курс на самоопределение, куда более радикальный, чем Brexit
9.02.2017

Четыре вместо двух. Где пройдет новый водораздел французской политики

Традиционное деление французской политики на право- и левоцентристов может быть вытеснено или по крайней мере дополнено новыми: между консерваторами и «сторонниками прогресса» в духе Макрона или между глобализмом и национализмом, как предлагает Ле Пен. И тогда финальная битва этой кампании вообще пройдет без представителей традиционных партий, а будет между прогрессивным Макроном и консервативной Ле Пен
20.01.2017

Трамп в контексте. Почему выигрывают новые правые

Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых, которые в последние 15 лет прошли путь от негодования и бойкота до участия во власти. От старых правых их отличает мозаичность программ, которые нетрадиционным образом соединяет консервативные и прогрессивные элементы
16.12.2016

Верховный суд против народа. Куда приведет судебный процесс о Brexit

Апелляция не отменяет Brexit, но подобный прецедент выводит дискуссию о выходе Британии из ЕС на новый бюрократически-юридический виток, предсказать результаты которого совершенно невозможно. Вполне вероятно, что через пару лет безрезультатных дебатов в парламенте будет сделан вывод о том, что «существенные обстоятельства сильно изменились» и неплохо бы снова узнать мнение народа по этому поводу
13.12.2016

Вотум недоверия. Почему провалился итальянский референдум

Сторонники референдума договорились до того, что «реформа несовершенна, но надо, чтобы процесс пошел». На это сторонники «нет» отвечали: «Давайте сразу примем хороший закон, зачем принимать плохой». Если у сторонников референдума были государственные каналы и СМИ, то у противников были соцсети. В итоге, как и в случае с Дональдом Трампом в США, соцсети оказались сильнее
9.12.2016

Почему Британия за полгода не продвинулась в деле брекзита

Речь сейчас идет уже не о том, выходит ли Британия из Европы, а о том, как именно она выходит. Правительство явно надеется на какой-то брекзит средней жесткости, но для этого необходимо запустить статью 50 Лиссабонского договора без обсуждения в парламенте, а это возможно, только если получится представить такое решение королевской прерогативой
28.11.2016

Правитель солнечного города. На смерть Фиделя Кастро

У желающих доказать, что коммунистический эксперимент пошел Кубе на пользу, мало шансов. Однако шкала сравнения, где есть Куба и США, но нет Гватемалы, Сальвадора, Доминиканской республики и Ямайки, мало говорит о той стране, которую построил Фидель. Потому что они в отличие от Майами, штат Флорида, и являются реальной альтернативой кубинскому настоящему.
28.11.2016

Чем человечество обязано Фиделю Кастро

Диктатор Кастро, превративший Кубу в одну из беднейших стран мира, уже давно не ассоциируется с либеральными идеалами –скорее наоборот, с их противоположностью. Но для создания либерального мирового порядка, где все страны по-настоящему равны, независимо от размеров, богатства и силы армии, он сделал гораздо больше, чем многие другие деятели, чьи фамилии считаются синонимом либерализма
18.11.2016

Trumpcracker. Американские выборы глазами драматурга

Итак, Трамп – это речь, это голос. Поэтому все, что происходит вокруг него – опера. Как голос он, скорее всего, бас-буфф. В этой опере Хиллари Клинтон – колоратурное сопрано. Это такая певица, которая умеет «заливаться соловьем». Если Трамп прям, ясен и мелодичен, то Хиллари – витиевата, ее партия технически сложная, ей так просто не подпоешь
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。