Путиноведение

6.04.2016

Силовой выход. В чем смысл и политические последствия реформы спецслужб

Восстановление баланса и реструктуризация активов – вот что такое нынешняя реформа силовиков, выражаясь языком бизнеса. Путин убирает токсичные и рискованные фигуры, меняет распределение силовых полномочий, перетягивая лично на себя ту их часть, которая будет иметь решающее значение в ближайшие два года. Что дальше? То же самое, только в гражданской сфере
14.03.2016

Немыслимая политизация близкого будущего

Окончательно ясно, что политической повесткой – 2016 является повестка государственного будущего России. Президентские выборы, путинский рейтинг – все только фон дебатов о сценарии развития России в ближайшие 5–10 лет. Дебаты это политические, и результаты будут политическими. Мы начинаем жить во время политизации России. Тут есть несколько сценариев.
10.03.2016

Два года после Крыма: эволюция политического режима

Посткрымская система, ее лидер и посткрымское большинство переживут 2018 год. На демократизацию нынешняя власть не способна, но и ужесточение репрессий опасно. Поэтому режим постарается придерживаться инерционного сценария, но после Крыма, Донбасса, Сирии, Турции эта тактика дается все с большим трудом – агрессивность воспроизводит саму себя
9.03.2016

Представительная элитократия: как кризис поменял кадровую политику Путина

Влиятельные фигуры, близкие к президенту, решили, что им будет удобнее публично самоустраниться от решения сложных задач. Проще стало работать через малоизвестных исполнителей, которым особо нечего терять, поэтому они готовы и принимать решения, и брать на себя ответственность
28.01.2016

Как Совет безопасности заменил в России правительство

Путину комфортнее работать в кругу членов Совбеза, где у системных либералов, вечно ноющих, что нет денег, – меньшинство. Сегодняшние приоритеты Путина (внешняя повестка) гораздо точнее подходят приоритетам Совбеза. Это и более закрытая площадка, что привычнее для Путина: секретность – неотъемлемая часть принятия решений в полувоенных условиях
17.12.2015

«Не знаю» и «не понимаю»: что не так с Путиным?

Образ Путина трансформируется из народного президента всех россиян в политически нейтрального государственного стратега, человека-функцию с поблекшей харизмой, дискомфортом на публике, потерей интереса к управлению и внутренней политике. Путин-стратег – это внешнеполитический игрок, где его адресатами являются лидеры других стран и иностранные элиты
11.12.2015

Сирийская война Путина: растущая тяжесть геополитического бремени

Сирийскую кампанию становится все труднее хоть продолжать, хоть закончить. А не закончить – значит ежедневно рисковать не только жизнями российских пилотов или служащих российских баз, но и новыми терактами, и новыми военными инцидентами
3.12.2015

Флажки для элиты: зачем все еще нужно президентское послание

По количеству новых идей президентские послания приближаются к речам позднесоветских генсеков, но жанр все равно не исчерпал себя. Да, идей нет, но свою роль демонстрации флажков и сигналов для элит они все еще выполняют, и не без успеха
3.12.2015

Послание президента: почему Путин на время стал Медведевым

Это первое послание третьего срока Путина, где он так четко отошел от консервативной повестки и вернулся к основным темам президентства Медведева. Этого разворота ждали еще в 2014-м, но он случился только после Сирии, еще раз подтвердив зависимость внутреннего курса Кремля от внешнего
28.10.2015

Как российская элита относится к новой внешней политике Кремля

Внутри российской элиты прослеживается несколько групп носителей разных и совершенно четких долгосрочных проектов выстраивания внешнеполитической линии России. Их можно условно обозначить как «воины», «купцы» и «духовники»
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。