Путиноведение

28.01.2016

Как Совет безопасности заменил в России правительство

Путину комфортнее работать в кругу членов Совбеза, где у системных либералов, вечно ноющих, что нет денег, – меньшинство. Сегодняшние приоритеты Путина (внешняя повестка) гораздо точнее подходят приоритетам Совбеза. Это и более закрытая площадка, что привычнее для Путина: секретность – неотъемлемая часть принятия решений в полувоенных условиях
17.12.2015

«Не знаю» и «не понимаю»: что не так с Путиным?

Образ Путина трансформируется из народного президента всех россиян в политически нейтрального государственного стратега, человека-функцию с поблекшей харизмой, дискомфортом на публике, потерей интереса к управлению и внутренней политике. Путин-стратег – это внешнеполитический игрок, где его адресатами являются лидеры других стран и иностранные элиты
11.12.2015

Сирийская война Путина: растущая тяжесть геополитического бремени

Сирийскую кампанию становится все труднее хоть продолжать, хоть закончить. А не закончить – значит ежедневно рисковать не только жизнями российских пилотов или служащих российских баз, но и новыми терактами, и новыми военными инцидентами
3.12.2015

Флажки для элиты: зачем все еще нужно президентское послание

По количеству новых идей президентские послания приближаются к речам позднесоветских генсеков, но жанр все равно не исчерпал себя. Да, идей нет, но свою роль демонстрации флажков и сигналов для элит они все еще выполняют, и не без успеха
3.12.2015

Послание президента: почему Путин на время стал Медведевым

Это первое послание третьего срока Путина, где он так четко отошел от консервативной повестки и вернулся к основным темам президентства Медведева. Этого разворота ждали еще в 2014-м, но он случился только после Сирии, еще раз подтвердив зависимость внутреннего курса Кремля от внешнего
28.10.2015

Как российская элита относится к новой внешней политике Кремля

Внутри российской элиты прослеживается несколько групп носителей разных и совершенно четких долгосрочных проектов выстраивания внешнеполитической линии России. Их можно условно обозначить как «воины», «купцы» и «духовники»
1.09.2015

Снова вместе на галерах: зачем возрождают тандем

Совместный поход в спортзал – это безусловно политическая спецоперация, продуманный набор сигналов для элиты и общества. И примечателен он прежде всего тем, что никак не вписывается в ту политическую реальность, которая формировалась в России на протяжении последних четырех лет
18.08.2015

Вагон в Совфед: что означает отставка Якунина

Манера решать проблемы за счет личной дружбы с президентом хороша, когда ею не злоупотребляют. Якунин же злоупотреблял слишком долго, и в какой-то момент оказалось, что баланс вреда и пользы понимается Кремлем как-то по-новому
10.08.2015

Почему Путин – это Россия

Результаты исследования Pew Research показывают, что отношение к России и Путину в мире связано накрепко. За редкими исключениями оно скачкообразно ухудшилось в 2014 году почти во всем мире, а не только на Западе, которому мы бросили вызов
3.08.2015

Застенчивый авторитаризм. Почему в Петербурге нет улицы Путина

Российский официальный стиль публичной экспрессии обвиняют в цинизме и уголовной наготе выражений («не, а чётакова?»). Но при ближайшем рассмотрении он оказывается стыдливым и застенчивым – что, в свою очередь, много говорит о типологии нашего политического режима
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。