Установившиеся в Центральной Азии режимы за 20 лет существования прошли проверку на прочность. Речь идет даже не о режимах, а об одном, авторитарном режиме — в разных модификациях. Центральноазиатский авторитаризм пережил серьезные испытания — общественно-политическими потрясениями, исламским радикализмом, внутренней междоусобицей. Напомним выступления в Намангане узбекской исламской организации «Адолат» (1991 год), теракты в Ташкенте (1999 год), восстание в Андижане (2005 год), обвинение Назарбаева в коррупции — «казахгейт», чуть не обрушивший его легитимность за рубежом (1999—2000 годы), длительную острейшую борьбу внутри «большой семьи» в Казахстане, попытку государственного переворота в Туркменистане (2006 год), революции в 2005 и 2010 годах в Кыргызстане.

Но повсюду авторитаризм доказал свою политическую состоятельность: устоял и обеспечил относительную стабильность в государствах. Ни в одной из стран Центральной Азии никому не удалось выдвинуть ему реальную и понятную обществу альтернативу. В некоторых странах имело место внутриполитическое (в том числе внутриэлитное) противостояние, но оно не могло закончиться успехом «либеральных» сил, поскольку они просто-напросто отсутствуют на политической карте региона. Но даже если бы каким-то чудом в какой-нибудь стране Центральной Азии у власти оказались политики, склонные к либерализму и демократии, в конце концов им все равно пришлось бы использовать все те же старые схемы удержания власти.

Центральноазиатский авторитаризм привычно подразделяют на жесткий и мягкий. К жесткому относят узбекский и туркменский режимы (при Туркменбаши этот режим не без основания именовался «неототалитарным»). К мягким — казахстанский, кыргызстанский и таджикистанский. Отличие второго типа авторитаризма от первого состоит в наличии относительной свободы прессы и неправительственных организаций. Многопартийность, которая номинально присутствует везде, кроме Туркменистана, не является признаком, позволяющим разделить режимы на мягкие и жесткие. В Узбекистане, Казахстане, Таджикистане многопартийность носит чисто декоративный характер, о чем наглядно свидетельствуют результаты выборов.

Мягкий и жесткий варианты — это разновидности одной формы правления, а мягкость повсеместно трансформируется в жесткость. Тенденция ужесточения режима характерна и для «мягкого» авторитаризма Кыргызстана и Казахстана, и для авторитарного правления, которое установилось после гражданской войны (1992—1996 годы) в Таджикистане. …