В июне 2007 года Европейский союз столкнулся с беспрецедентным кризисом: Польша пригрозила заблокировать предложение Германии, которое могло бы помочь выйти из тупика, связанного с неудачными попытками ратификации европейской Конституции. Некоторые страны прибыли на встречу ЕС на высшем уровне в Брюсселе со своими требованиями и оговорками, но польский демарш стал явным нарушением принятых правил политического торга в ЕС. Польша, присоединившаяся к ЕС только в 2004 году, настаивала на исправлении предложенной новой формулы голосования в ЕС, основанной на численности населения: польские представители утверждали, что эта формула ставит их страну в невыгодное положение из-за огромных потерь, понесенных ею во время Второй мировой войны. «Если бы Польше не пришлось пережить 1939—1945 годы, то, согласно демографическим закономерностям, сегодня она была бы страной с 66-миллионным населением. <…> Мы требуем только, чтобы нам вернули то, что у нас отняли», — заявил премьер-министр Польши Ярослав Качиньский.

В феврале 2009 года группа азербайджанских хакеров под названием Azerbaijan Defacers («азербайджанские разрушители») атаковала сайт Министерства финансов Армении и официальный сайт отделившейся от Азербайджана Нагорно-Карабахской Республики. На взломанных сайтах хакеры оставляли лозунг «Геноцид, совершенный в Ходжалы, никогда не будет забыт!», а также другую информацию о том, что Азербайджан называет геноцидом своего народа, совершенным армянами. В Южной Осетии молодая местная женщина Эльмира Козаева назвала своего новорожденного сына Геноцидом в память о тех событиях, которые осетины и их российские союзники считают геноцидом, творимым Грузией в отношении осетин в течение всего XX и начала XXI века. Как сообщают российские СМИ, решение Козаевой побудило еще нескольких осетин назвать своих детей так же: мальчиков — Геноцид, девочек — Геноцида.

В мае 2009 года в России была создана Комиссия при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Президент России Дмитрий Медведев заявил, что попытки фальсификации истории становятся «все более явными, злонамеренными и агрессивными» и эта новая комиссия должна противодействовать таким фальсификациям. Как ни странно, среди членов комиссии очень мало историков, но зато очень много людей, которые, по-видимому, знают, как противодействовать искажению истории, таких как начальник Генерального штаба ВС России и высшие офицеры внутренних и внешних служб безопасности.

Все это примеры «исторических войн», характерных для стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) после 1989 года, последствия которых для внутренней политики этих стран и для международных отношений на сегодняшний день недостаточно изучены. Я утверждаю, что после 1989 года страны ЦВЕ и в особенности территория бывшего СССР стали зоной, где постоянно, то там, то сям, ведется «поиск потерянного геноцида». Вопрос о том, следует ли на самом деле считать геноцидом убийства и репрессии, о которых говорят официальные политические власти и пишут местные историки, выходит за рамки данной статьи. Я также не буду обсуждать здесь хорошо известные случаи геноцида, такие как Холокост и геноцид армян. Цель данной работы — обсудить, почему государства после 1989 года стремятся представить свои прошлые страдания как геноцид, а также показать, как подобная политика влияет на международное общественное мнение. Я начну с краткого анализа роли истории в посткоммунистическом транзите, а затем опишу несколько случаев «поиска потерянного геноцида» в Азербайджане, Грузии (Абхазия и Южная Осетия), государствах Балтии (Эстония, Латвия и Литва) и Украине, уделив особое внимание международным последствиям этого феномена. …