В декабре 1991 года абсолютное большинство жителей России (52 проц.), отвечая на вопрос тогдашнего ВЦИОМа, назвали крупнейшим событием минувших 12 месяцев попытку государственного переворота 19—21 августа: в списке событий она заняла первое место. По избитой формулировке, прошли годы... В декабре 2010 года важнейшими памятными датами года предстоящего, в котором с тех августовских событий должно было исполниться 20 лет, россияне в ходе опроса Левада-Центра назвали совсем иные события (самые яркие из них, значимые более чем для четверти опрошенных, см. в таблице 1).

«20 лет со времени государственного переворота (ГКЧП, 1991)» причислили теперь к важнейшим датам лишь 9 проц. опрошенных — 10-е место среди памятных дат текущего года. Впрочем, такое распределение оценок установилось раньше. (Данные декабря 2005 года о предстоящих датах 2006-го см. в таблице 2; первые четыре события-лидера — ровно те же.)

«15 лет со времени государственного переворота в 1991 году» стало в 2005 году шестой по значимости датой, ее отметили тогда 16 проц. опрошенных. Так или иначе, прежнее живое событие переместилось в прошлое, оценки очевидным образом изменились — и по величине, и по смыслу. Из событий интересующего нас года вперед выдвинулся, как видим, «распад СССР». В этой перспективе стоит рассматривать теперь и две первые позиции списка: они отсылают к тому героическому целому, которое в конце 1991 года распалось. О том, как это все произошло и что означает, мой краткий социологический очерк из истории политических символов в постсоветской России. …