В первом десятилетии XXI века экономические показатели России были одними из лучших в мире. Однако этот успех был аномальным, поскольку в его основе лежало резкое повышение цен на основной источник богатства страны — нефть и газ. Десятилетие столь высоких цен на энергоносители вряд ли скоро повторится. Следовательно, впереди Россию ожидает совершенно другая, отнюдь не столь благоприятная ситуация, что серьезно повлияет как на ее экономику, так и на ее политическую сферу.

В новом десятилетии проблемы, которые в период неожиданно высоких цен на сырьевые ресурсы можно было по большей части игнорировать, неизбежно проявятся со всей остротой. Наиболее серьезные из них связаны с тем, что на сегодняшний день Российская Федерация так и не избавилась от нерыночной структуры своего промышленного сектора, которую она унаследовала от СССР. Несмотря на масштабные изменения, происшедшие за 20 лет после крушения коммунизма, структура «индустриального ядра» российской экономики с сопутствующими ей изъянами — неверно выбранными приоритетами развития и диспропорциями в размещении производства и населения — осталась прежней.

Поскольку эта в принципе неконкурентная система поглощает материальные и людские ресурсы, препятствуя их иному, инновационному использованию, устойчивый рост возможен только при условии ее демонтажа. Она не только давит на экономику мертвым грузом и требует больших издержек. Чем больше ресурсов идет на поддержание этой системы, тем больше ей их потребуется в будущем: чем больше она получает, тем больше она требует. Тем самым возникает своего рода «наркозависимость».

В «нулевых» эта структура не только избежала демонтажа, но и усилилась: ради сохранения рабочих мест и стабильности в обществе власти укрепили ее с помощью сырьевой ренты. Поэтому стране придется использовать все бóльшую долю нефтегазовой ренты для поддержания существующего уровня производства и занятости в основных секторах промышленности. При этом общий объем сырьевой ренты будет расти медленнее, чем необходимо для данных целей. И однажды в ближайшие 8—10 лет «рентозависимая» Россия, похоже, испытает весьма болезненные симптомы «ломки». В результате нынешняя система распределения нефтегазовой ренты испытает перегрузки, которые могут привести к ее изменению.

До тех пор, пока стабильность остается для руководства страны приоритетом, глубоких структурных реформ в промышленности ожидать не следует. Вместо этого в рамках преобразований, называемых «модернизацией», основной акцент будет делаться на повышении КПД существующей системы. Проблема в том, что подобное совершенствование нынешней системы лишь затруднит фундаментальную задачу реструктуризации в будущем.

Российская политэкономическая модель работала без сбоев в период сырьевого бума. Она даже помогла стране пережить глубокий кризис 2008—2009 годов благодаря накопленным резервам. Однако ближайшие десять лет будут совсем другими. Ожидания и аппетиты придется умерить. За десятилетием изобилия последует десятилетие трудных решений, нехватки средств и напряженности. …