В повести Владимира Набокова «Машенька» бежавший от большевиков поэт Подтягин мучительно пытается выбраться из Германии во Францию, но все никак не может получить въездную визу. «Вы вообще не можете себе и представить, — говорит он с тоской, — сколько человеку нужно перестрадать, чтобы получить право на выезд отсюда». И мечтательно добавляет, мол, «наши внуки никак не поймут вот этой чепухи с визами». Внуки той первой эмиграции уже в наши дни действительно получили возможность передвигаться по Европе без границ. Даже те их сверстники, что выросли при советской власти, могут, въехав, к примеру, в Германию, отправиться оттуда по всем шенгенским странам без всяких бюрократических препон.

Кровавый опыт двух мировых войн, кошмарные воспоминания о нацизме и фашизме, а также постоянный страх перед коммунистической угрозой способствовали сплочению Западной Европы и выработке общих гуманитарных ценностей. В этой части мира глубоко укоренилось представление о недопустимости войны и национализма; восторжествовали принципы терпимости, демократии и верховенства закона; сформировались социальные государства и, в целом, сложилась удобная и безбедная жизнь для граждан. …