Уход Дмитрия Медведева с поста президента и возвращение его предшественника и ментора Владимира Путина заставило говорить о новом повороте в российской внешней политике. Распределение ролей в тандеме было вполне ясным — Медведев стал президентом для стабилизации и хотя бы частичного умиротворения отношений с Западом. Путин, надо отдать ему должное, в период президентства Медведева редко публично вмешивался во внешнеполитическую сферу, которая оставалась прерогативой главы государства. На премьерском посту Путин продолжал олицетворять жесткую линию. Во всяком случае, в те редкие моменты, когда он высказывался относительно международных дел, его заявления демонстрировали традиционный подход. Так, в конце 2009 года Путин раскритиковал ход переговоров с американцами по ПРО, после чего достижение соглашения отложилось на несколько месяцев. Весной 2011-го Путин кардинально разошелся с президентом по вопросу о Ливии — за решением не блокировать резолюцию СБ ООН о вмешательстве последовала резкая отповедь премьер-министра.

Подобное распределение ролей (а были расхождения реальными или наигранными, мы, кажется, уже и не узнаем) работало на понятный стереотип — умеренно либеральный прозападный президент Медведев и антизападный консерватор державного толка премьер Путин. Соответственно, уход первого и приход второго расценивается как разворот в сторону той линии, которую Россия проводила во второй половине 2000-х годов и символом которой считается мюнхенская речь—2007.

В частности, Путина и Медведева принято помещать в систему координат, осями которой служат про- или антиевропейский настрой. Путин с учетом сложившегося у него имиджа чуть ли не автоматически считается анти-, а Медведев — проевропейским. Это весьма важное различие, ведь Европейский союз остается крупнейшим торгово-экономическим партнером России и позиционирование по отношению к нему носит принципиальный характер. Но если отвлечься от слов и формальностей, выясняется парадоксальная вещь. Европейским лидерам было намного проще и приятнее иметь дело с Дмитрием Медведевым, но его президентство стало едва ли не самым бессодержательным периодом за всю историю связей России и Европейского союза. Оно было отмечено рядом инициатив, которые привлекали внимание, но не приносили результатов. …