Сдвиги в российском обществе ярко обозначились в конце прошлого года, когда рокировка первых лиц и грубые фальсификации на парламентских выборах внезапно привели к массовым акциям протеста. Внезапно — потому что режим и раньше строился на политических манипуляциях и нечестных выборах, но до осени 2011 года граждане считали это само собой разумеющимся и жили, повернувшись к политике спиной. Равнодушие к политике проявляли в одинаковой мере и провинциальные россияне, и их более модернизированные сограждане из крупных городов. К примеру, выборы в Московскую городскую думу 2009 года отличались особенно высоким уровнем фальсификаций — даже обычно мирные «системные» фракции в знак протеста покинули зал заседаний Госдумы. Что до самих москвичей, то почти сорок процентов еще до голосования (и уж тем более после!) не верили в честность тех выборов, но не выразили никакого желания реагировать на грубую фальсификацию. Тогда казалось, что это в порядке вещей. Спустя два года восприятие изменилось: такой «порядок вещей» стал настолько неприемлемым, что часть российских граждан — отринув привычные равнодушие и цинизм — вышли на массовые акции протеста. …