Георгиевская ленточка, придуманная в РИА «Новости» в 2005 году, — пример политического символа, изобретение и последующее функционирование которого тесно связаны с политикой памяти. 60-летний юбилей Победы был отягощен целым рядом острых политических проблем. В 2000-е годы в самой России власти с новой силой стали акцентировать символическое значение Победы, которая оставалась практически единственным историческим мифом, вызывавшим если не общие, то, по крайней мере, сопрягаемые эмоции у большинства россиян. Подтверждение роли СССР (и России как его наследницы) в победе над нацизмом играло важную роль и в международной политике. Приглашения на празднование юбилея президент Владимир Путин отправил лидерам более чем пятидесяти стран.

В то же время мифологема Победы оказалась под ударом исторической политики в целом ряде стран — соседей России. В странах Прибалтики май 1945 года трактуется как начало новой советской оккупации. Вопрос о поездке лидеров Литвы, Латвии и Эстонии в Москву на празднование Дня Победы был предметом острой политической полемики внутри этих стран и скандалов в отношениях Вильнюса, Таллина и Риги с Москвой. В результате лишь президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга приехала в Москву. Скандалами в самой Польше и в России сопровождалась поездка на празднование Дня Победы и президента Польши Александра Квасьневского. Под благовидным предлогом отказался от поездки в Москву Виктор Ющенко, только что пришедший к власти в результате «оранжевой революции».

В этих обстоятельствах изобретение георгиевской ленточки было весьма удачным ходом. Дореволюционная Георгиевская лента, восстановленная в правах как гвардейская во время Великой Отечественной войны, до революции была принадлежностью наград за солдатскую доблесть — Георгиевского креста и ордена Славы. Таким образом, георгиевская ленточка стала символом, который, в отличие от прежних символов Победы (например, Красного знамени), не был жестко привязан к коммунистическому прошлому. Она «освежала» символику Дня Победы, фокусировала ее на воинской доблести, то есть самой бесспорной части военного мифа, и была приемлема для более широкого круга людей, чем традиционные символы Победы, связанные с советским временем. Неслучайно наиболее активная критика георгиевской ленточки поначалу исходила именно из коммунистических кругов. …