Россия сейчас пребывает в тупиковой ситуации, суть которой в том, что различные социальные и политические интересы, равно как и эпистемические сообщества, блокируют друг друга, тем самым предоставляя «бонапартистскому» политическому режиму исключительную свободу действий. Свои полномочия властная система («власть») обеспечивает, балансируя между разными фракциями и двумя столпами дуалистического государств — административным режимом и конституционным строем. Это классический «режим стабильности», который ради сохранения своего господства то и дело переходит на ручное управление политическим процессом. В подобном контексте «период транзита» заканчивается тогда, когда действительно совершен переход от тупикового «режима стабильности» к равновесию, которое основано на более или менее органичном балансе интересов и идей, отражающем доминирующий консенсус в обществе. Идея равновесия заимствована из неоклассической экономики и предполагает «нормализацию» после некоторого периода турбулентности. Становление такого равновесия означает, что транзит состоялся и общество достигло нормального состояния — до очередного системного раскола и следующего за ним перехода к новому равновесию. «Нормальность» в России будет иметь самобытные формы, но за ними обнаружится хорошо знакомый модерн, потому что здешние институты и практики коренятся в традициях, заложенных в Западной Европе еще при ее выходе из Средневековья и впоследствии приобретших универсальный статус.

Прошло уже больше двадцати лет с тех пор, как Россия вступила в классический период догоняющей модернизации. В 1991 году страна отказалась от попыток создать некую альтернативную современность, однако и новое равновесие, при котором компоненты современного общества, общества модерности взаимодействовали бы друг с другом достаточно эффективно, пока тоже не достигнуто. Наличие взаимно конкурирующих политических императивов, геополитических ориентаций и путей развития обеспечило очень высокую степень эпистемического плюрализма. Противоположные точки зрения на идентичность России и на ее судьбы создают напряженность, заводя страну в системный и эволюционный тупик. И конечно, предлагается множество рецептов, как выйти из этого тупика. Отсутствие единого привлекательного образа будущего и представлений о путях его достижения стало одним из факторов, объясняющих резкую реакцию общества на объявление о «рокировке» двух высших лиц государства 24 сентября 2011 года. Даже многие сторонники Путина опасаются еще шести лет путинской стабильности. И личная виртуозность Владимира Путина как политического лидера только подчеркивает глубину системного тупика. Интенсивная деятельность без реального движения вперед невольно приводит на ум период застоя и стабильность последних лет правления Брежнева, а также тупиковое состояние советской системы в ее конечной фазе. …