Украинский кризис стал серьезным испытанием для священноначалия Русской православной церкви (РПЦ), которое оказалось между двух огней. С одной стороны — входящая в состав Московского патриархата Украинская православная церковь (УПЦ МП), имеющая права широкого самоуправления. Ее руководство выступило против вмешательства России в украинский кризис и тем самым выказало лояльность к принципу единства украинского государства. С другой стороны — Кремль, с которым традиционно близок патриарх Кирилл. Предстоятель РПЦ, в частности, решительно поддержал российскую власть во время ее противостояния с оппозицией в 2012 году.

Церковный пасьянс

Политическая идентичность УПЦ МП за последнее десятилетие претерпела эволюцию. В 2004 году Церковь публично поддержала кандидатуру Виктора Януковича на президентских выборах, однако после «Оранжевой революции» произошло переосмысление приоритетов — УПЦ МП стала подчеркнуто дистанцироваться от электоральных процессов. В 2007-м Архиерейский собор УПЦ МП осудил так называемое «политическое православие» — концепцию, согласно которой православные должны активно участвовать в политической борьбе на стороне приверженцев сближения с Россией. Примечательно, что священноначалие РПЦ не высказало своего отношения к этому феномену, так что на общецерковном уровне он осужден не был (это позволило сторонникам «политического православия» продолжать свою деятельность, рассчитывая на поддержку Москвы).

В течение последующих лет из-за того, что состояние здоровья митрополита Владимира, бессменного предстоятеля УПЦ МП с 1992 года, резко ухудшилось, в Церкви возросла конкуренция между «промосковской» и «проукраинской» группами. В свою очередь, патриарх Кирилл, негативно относящийся к любым попыткам дальнейшего «обособления» своих украинских подчиненных, стал часто посещать Украину, стараясь представить себя главным пастырем православных, проживающих в этой стране. Впрочем, юридически ограничить существующее самоуправление УПЦ МП ему не удалось — большинство украинских архиереев выступают за сохранение статус-кво.

Политический кризис 2013—2014-го застал УПЦ МП в ситуации, когда митрополит Владимир фактически был недееспособен, а Церковь в публичном пространстве представлял митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел, наместник Киево-Печерской лавры. Если Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП), Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) и Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) поддержали Майдан (особую известность получил духовный центр УПЦ КП Михайловский Златоверхий монастырь, в котором укрывали, лечили и отпевали «майдановцев»), то УПЦ МП как институт соблюдала нейтралитет. Однако митрополит Павел не скрывал своих симпатий к действовавшей украинской власти: по сообщениям украинских СМИ, во время одного из богослужений в январе 2014-го, на котором присутствовал Янукович, митрополит заверил президента в своей полной поддержке. Соответственно, для многих «майдановцев» УПЦ МП оставалась «московской» церковью несмотря на то, что к ней принадлежит ряд оппонентов Януковича, например известный украинский политик Пётр Порошенко.

После свержения Януковича события в УПЦ МП развивались стремительно. …


Полный текст статьи