Проведенная центральной российской властью в феврале—марте 2014 года военная операция по взятию Крыма (можно использовать любые другие определения — «присоединение», «освобождение», «оккупация», которые лишь указывают на политические пристрастия аналитика, но ничего не прибавляют анализу) была четвертой по счету в истории полуострова (1783, 1920, 1944 годы). Ее главное отличие от предыдущих в том, что она была практически бескровной (если не считать инцидента при попытке захвата украинской воинской части в Симферополе, стоившего двух человеческих жизней). Эта «странная» операция дала немало возможностей для интерпретаций самого разного рода. В то время как ряд исследователей и журналистов превозносят до небес стратегический гений ее организаторов и заявляют, что Москва открыла ни больше ни меньше чем новый вид военных действий, характерный для ХХI столетия, сами ее руководители делают вид, что никакой операции не было вовсе. «Нам говорят о какой-то российской интервенции в Крыму, агрессии. Странно это слышать. Что-то не припомню из истории ни одного случая, чтобы интервенция проходила без одного-единственного выстрела и без человеческих жертв», — пытался иронизировать по этому поводу Владимир Путин (удивительно, что профессиональный германист забыл о совершенно бескровном аншлюсе Австрии 1938-го). А украинские любители теории заговоров уже выдвигают экзотические версии о том, что Крым был сдан по предварительному сговору Москвы и Киева. Так, на пресс-конференции в Харькове народный депутат Рады Анатолий Гриценко заявил: «Турчинов (и. о. президента. — А. Г.) не способен выполнять возложенные на него обязанности. Это уже понятно всем. Под руководством Турчинова власть сдала Крым, сейчас сдает восток страны, что дальше — сдача Киева?!...»

Без единого выстрела

Попробуем восстановить хронологию событий, для того чтобы понять, что же именно произошло в Крыму в феврале и марте 2014-го. Бурные события в Киеве зимы 2013—2014 годов, завершившиеся насильственной сменой власти, вызвали неоднозначную реакцию на полуострове, которая вылилась в митинговое противостояние 26 февраля. На центральной площади Симферополя рядом со зданием парламента собрались как представители «русской общины», так и крымско-татарского населения. Требования обеих групп митингующих к депутатам Верховной рады Крыма, заседавшим буквально в нескольких десятках метров от них, были прямо противоположными. И не случайно парламентарии не приняли в тот день никаких конкретных решений. Более того, создалось впечатление, что крымские татары, которые были явно лучше организованы, способны пересилить, случись в Симферополе противостояние, подобное киевскому.

Но после бегства Виктора Януковича, которое Путин счел геополитическим поражением, он не мог позволить себе еще одного. И на следующий день была запущена операция, план которой был, очевидно, разработан в ходе нескольких заседаний Совета Безопасности при президенте России. В ночь на 27 февраля несколько десятков неизвестных в камуфляже без знаков различия ворвались в здания Верховного Совета и республиканской администрации. Охрана зданий была изгнана. Люди, осуществившие захват, вели себя нетипично для террористов. Они не выдвигали никаких требований, отказывались от переговоров с представителями местных властей, включая и председателя правительства Крыма Анатолия Могилева. Впрочем, они совсем не препятствовали проходу в здание республиканской Рады членов ее президиума. Члены президиума крымского парламента приняли под дулами калашниковых те судьбоносные решения, которые не смогла днем раньше одобрить крымская Рада, когда собиралась в полном составе. Председателем правительства был утвержден Сергей Аксенов, чья партия располагала в республиканском парламенте двумя местами, также был сформулирован вопрос референдума; впрочем, независимо от формулировки, само проведение референдума явно указывало на то, что дело идет к отделению полуострова от Украины.

Тем временем, в тот же день, другие люди в стандартной униформе без знаков различия взяли под контроль Перекопский перешеек и полуостров Чонгар, по которым проходят два шоссе и одна железная дорога, связывавшие Крым с остальной Украиной. Точно таким же образом был установлен контроль над аэропортом Симферополя. Одновременно этими же подразделениями были блокированы расположенные на полуострове части украинской армии.

Двумя днями позже, 1 марта, срочно созванный Совет Федерации РФ за час с небольшим обсуждений наделил Владимира Путина правом использовать российские войска на Украине «для защиты русскоязычного населения». …


Полный текст статьи