К 2014 году в России — равно как и в Украине — возможности инерционного сценария развития оказались полностью исчерпаны. Критическая развилка для России состояла в следующем: пытаться сохранить статус-кво (а следовательно, и правящий режим, умеющий извлекать из этого статус-кво максимум дивидендов, как властных, так и материальных) или искать институциональные решения проблем, порожденных развитием страны за предыдущее десятилетие. Как описывалось нами в проекте «Россия-2025», после возвращения на пост президента Владимир Путин стремился совместить оба этих сценария: с одной стороны, сохранить несущую конструкцию своего режима — «пирамидальную» коалицию элит, монополизировавшую контроль над отношениями власти и собственности, с другой — произвести частичную реформу политической системы, перейдя от тотального доминирования партии власти к режиму манипулирования оппозиционными силами. Однако качественные изменения в системе при таком подходе проявились бы в лучшем случае в среднесрочной перспективе. Таким образом, в событиях 2012—2013 годов можно было найти признаки как усиления авторитарных тенденций, так и точечной либерализации. …


Полный текст статьи