Pro et Contra продолжает публиковать сценарные разработки участников проекта «Россия-2020». Чем дольше удержание власти остается главной целью российского руководства, тем более вероятно, что развитие России будет происходить через кризис или целую череду кризисов. Но пытаться сегодня угадать, когда и как произойдет кризис, — дело неблагодарное. Более плодотворным представляется подробно разобраться в том, какие факторы определяют развитие России сегодня, какие развилки ей предстоят, какие риски возникают на том или ином пути.

От редактора 

Россия-2020. Часть II

Природа неподвижности российского общества
Самюэль Грин
«Относительные комфорт и благополучие, которых может достичь российский гражданин, являются результатом исключительного, уникального стечения обстоятельств, связанного только со способностью данного человека справиться с окружающей ее (или его) неопределенностью. В этих условиях любые перемены таят в себе угрозу разрушить достигнутое — тогда придется вновь начинать все сначала и заново преодолевать неопределенность, а это совершенно непривлекательная перспектива».

Инерция пассивной адаптации
Лев Гудков
«Наиболее вероятный вариант — это переход в фазу хронической стагнации или вялого перманентного кризиса, сопровождающегося колебаниями между социальной напряженностью и улучшением ситуации. Руководство страны будет принуждаться к частным изменениям в политике и законодательстве, к сочетанию усиления и ослабления государственного контроля над обществом и экономикой. Однако эти шаги не будут затрагивать принципиальную основу режима — “вертикальный” характер ее конструкции, сосредоточение рычагов управления в руках нынешней узкой теневой группировки».

Эволюция гражданской активности
Йенс Зигерт
«В тех случаях, когда общественное напряжение нарастает, власть идет на контакт с общественниками и даже на определенные уступки. Но эти уступки носят технический характер или просто являются средством выиграть время. Когда напряжение спадает, первоначальный план все равно осуществляется. При этом на политические вызовы или вызовы, которые воспринимаются ею как политические, властная политическая элита, как правило, реагирует быстро и жестко».

Регионы и города России: сценарии-2020
Наталья Зубаревич
«В региональной политике 2000-х, направленной на стимулирование развития регионов, реализуются только политические приоритеты. Первый — политические пиар-проекты: масштабные расходы на подготовку Олимпиады в Сочи и саммита АТЭС во Владивостоке. Второй политический приоритет — поддержка политически нестабильных республик Северного Кавказа, в первую очередь Чечни. Душевые доходы бюджета республики на четверть выше средних по стране и в 2,5 раза выше средних по федеральному округу, при этом бюджет Чечни более чем на 90 проц. дотационный».

Российская экономика: состояние неопределенности
Владимир Милов
«Российская нефтегазовая отрасль сталкивается с совершенно новым, немыслимым в начале 2000-х уровнем затрат, связанным с разработкой новых месторождений нефти и газа. Это означает, что этот сектор больше не может рассматриваться в виде источника легкодоступной ренты, как это было в последнее десятилетие. Яркой иллюстрацией этого являются споры относительно полной отмены экспортной пошлины на нефть, экспортируемую по новому нефтепроводу Восточная Сибирь — Тихий океан, а также на газ, который предстоит транспортировать через “Северный” и “Южный потоки”».

Политэкономия российского развития
Дэниел Трейсман
«Возможности лидеров осуществить те или иные политические шаги увеличиваются или уменьшаются в зависимости от рейтинга поддержки. Падение рейтингов придает силы оппозиции, побуждая элиты и группы интересов в парламенте, региональных органах власти, федеральном госаппарате, СМИ, деловых кругах и т. д. выдвигать взаимно противоречивые требования и блокировать реализацию любого последовательного политического курса. Когда же глава государства пользуется широкой поддержкой, препятствия на пути реализации его политической программы, как правило, не возникают».

Внешнеполитические перспективы России
Дмитрий Тренин
«Важнейшим источником внешней политики России, как и любой страны, являются внутренние потребности и приоритеты. В 2010-е годы определение баланса интересов и, соответственно, приоритетов развития России будет, вероятно, особенно сложным и трудным делом. В этой связи внутриполитические противоречия будут, скорее всего, обостряться, что может привести к масштабному кризису. Такая ситуация сама по себе, не говоря уже об исходе кризиса, будет иметь серьезные последствия для внешнеполитического курса и международного положения страны». 

Статьи 

Учебник истории и идеологический дефицит
Филипп Чапковский
«Смутные представления о прошлом страны и отсутствие консенсуса относительно наиболее болезненных эпизодов отечественной истории не означают, что современные подростки не имеют общей, разделяемой большинством взрослых сограждан системы представлений. Этот общий культурный код, во многом порождаемый и воспроизводимый в недрах школы, включает в себя среди прочего и потребительские ценности среднего класса, и неприязнь к милиции, и растущую ксенофобию».

Историческая память и общество сограждан
Мэри Маколи
«Возможное объяснение состоит в том, что мы смешиваем индивидуальные воспоминания и коллективную память. В психоанализе считается, что если травма вытесняется в подсознание и жертва не может ее признать и осмыслить, это может иметь тяжелые негативные последствия для личности. Если индивидуум не может или не хочет вспоминать и признавать ущерб, который он причинил другим, он может вновь повторить те же действия. Однако ни из чего не следует, что для коллектива или общества сознание (память) работает таким же образом». 

Рецензии 

Рецензии
Александр Кустарёв, Сергей Голунов, Сергей Перегудов