Нынешний номер Pro et Contra посвящен двадцатилетней годовщине краха советского коммунизма. Авторы анализируют разные аспекты постсоветского развития — общественное мнение, экономику, государство — и то, как они эволюционировали в течение последних двадцати лет.

От редактора

Двадцать лет без советской власти

Символы возврата вместо символов перемен
Борис Дубин
«Казалось бы, за двадцать прошедших после Августа лет произошла смена поколений, а параллельно ей — сдача позиций, потеря места и фактический конец целого социального слоя, интеллигенции, переход ее символической власти и коммуникативных ресурсов к новым распорядителям, амбициозным молодым менеджерам. Но и то и другое, что характерно, разворачивалось под “старыми” символами. Интеллигенция не смогла создать и ввести в общественный оборот новые ценности и символические цепочки, а новое поколение, включая тех же менеджеров, не вошло в ценностный клинч с предыдущим».

Сможет ли Россия слезть с «сырьевой иглы»
Клиффорд Гэдди, Барри Икес
«В российской экономике номинальные собственники компаний, действующих в ключевых отраслях, подчиняются императиву сохранения цепочек распределения ренты. В эту цепочку включены поставщики материальных ресурсов. Они обязаны снабжать основные машиностроительные предприятия электроэнергией, газом, сталью, алюминием и т. д. и обеспечивать иные услуги. Это значит, что одна из ключевых характеристик системы — устранение конкуренции между поставщиками и отсутствие у компаний, входящих в снабженческую цепочку, возможности самостоятельно принимать решения».

Иностранные компании и российская нефть
Александр Заславский
«Двум из трех операторов СРП в России пришлось откупиться от настойчивых требований государства и перераспределить доходы от проектов — если не путем пересмотра договоров, то путем продажи госкомпаниям пакетов акций. Третьему оператору, компании ExxonMobil, несмотря на ежегодные протесты российских должностных лиц по поводу увеличивающейся стоимости проекта, удалось сохранить контроль над “Сахалином-1”. Но при этом американская компания сталкивается с существенными затруднениями: например, уже не первый год она не может реализовать газ, который добывается на “Сахалине-1”».

Обилие слабого государства
Николай Петров
«В последние годы была восстановлена система горизонтальной ротации, введенная когда-то при Сталине. Постепенно она распространилась на ключевые позиции федералов в регионе, от прокуроров и начальников милиции до губернаторов и судей. Суть такой ротации в разрушении региональной лояльности ключевых чиновников в регионах для того, чтобы они руководствовались исключительно интересами Центра и его распоряжениями. Но хотя Москва теперь лучше контролирует направляемых на места “варягов”, сами они хуже контролируют ситуацию в чужих для них регионах».

Нижневартовск: бунт природы
Майкл Доббс
«В первые несколько месяцев своего пребывания на высшей должности Горбачёв вихрем пронесся по стране, раскрывая перед публикой изъяны советского общества, копившиеся десятилетиями. И действительно, сложившееся положение требовало принятия срочных мер. Цель была ясна: создать условия для продвижения страны вперед, обновляя средства производства и повышая производительность труда. Неясно было только, откуда взять деньги на столь гигантскую программу модернизации».

Возвращение истории
Дэвид Ремник
«Многие историки на Западе назвали речь Горбачёва, посвященную 70-летию Октябрьской революции, огромным разочарованием, чуть ли не предательством. Тем не менее, несмотря на все вопиющие недоговоренности (нежелание критиковать Ленина, прославление жестокой коллективизации и др.), своим выступлением Горбачёв открыл самую важную дискуссию. Интеллектуально, политически и морально эта речь сыграла чрезвычайно важную роль в разрушении сталинской системы принуждения и имперской державности».

Между Толстым и Карлейлем
Майкл Доббс
«История слишком сложна, и ее ход не может определяться действием какого-то одного механизма. В разные времена и в разных обстоятельствах действует множество разных факторов. А потому, пытаясь объяснить ту поразительную череду событий, которая в итоге привела к краху первого в мире коммунистического государства, мы должны учитывать как несостоятельность экономики и подъем национализма в нерусских республиках, так и надежды и конкретные действия влиятельных лиц».

Змея, которая ужалила Олега
Дэвид Ремник
«Горбачёв сыграл решающую роль в истории распада Советского Союза — редко бывает, чтобы роль одного человека была столь велика. Горбачёв стал главной движущей силой этих событий, но дело было не только в его намерениях и политической игре. Не менее важным фактором оказались те силы и процессы, которые вырвались наружу помимо его воли, а также его отчаянная борьба с Ельциным, эта невиданная грандиозная драма противоборства “инь” и “ян”».

Эволюция постсоветских режимов
Стивен Хэнсон
«Даже спустя двадцать лет в самой России отсутствует общепринятое определение политического строя, которое могло бы убедить гражданина страны в том, что поддержка государственных институтов является для него патриотическим долгом, а не просто вопросом выгоды. В результате социальная среда остается бесплодной и не рождает харизматических лидеров, которые могли бы предложить совершенно новое ви́дение национального, имперского или религиозного величия и собрали бы вокруг себя хотя бы небольшое число преданных сторонников для изменения статус-кво».

СССР: дальнейшая дезинтеграция или реинтеграция?
Александр Кустарёв
«Нужна ли реинтеграция пространства СССР, есть ли у нее влиятельные идейные или материально заинтересованные агентуры, сейчас не вполне ясно. Может быть, таких агентур нет. Если так, то осколки СССР будут просто дрейфовать в разные стороны, интегрируясь в другие субглобальные конгломераты. Даже когда у них пройдет страх снова попасть в орбиту российской великодержавной гегемонии, что уже толкнуло Восточную Европу к поспешному вступлению в Евросоюз».

Рецензии

Рецензии
Игорь Федюкин, Борис Макаренко, Константин фон Эггерт