В Москве размещается огромный государственный аппарат и штаб-квартиры крупнейших компаний. Мощная московская агломерация вмещает в себя все новых и новых обитателей — в Москве находится место и для честолюбивых, нацеленных на жизненный успех, и для тех, кто приезжает просто на заработки и готов заниматься тяжелым физическим трудом. Материалы нынешнего номера Pro et Contra посвящены Москве как социальному и физическому пространству.

От редактора

Москва как физическое и социальное пространство

Рента столичного статуса
Наталья Зубаревич
«Российские власти отдают себе отчет в том, насколько остро стоит проблема развития столичного мегаполиса, и даже пытаются бороться с рентными сверхдоходами Москвы. Однако для решения проблем московской агломерации применяются меры, не затрагивающие системную основу современной российской власти. Наверху категорически не готовы поступаться системой сверхцентрализованного управления страной, ведь именно она обеспечивает возможности контроля и перераспределения нефтегазовой ренты».

Московская агломерация и «Новая Москва»
Алла Махрова, Татьяна Нефёдова, Андрей Трейвиш
«Столица стала главным в стране центром контроля за финансовыми и товарными потоками. Ее вклад в экспорт явно завышен таможенной статистикой, но все равно Москва — основное окно в мир, первый (даже единственный) претендент на роль глобального центра и главная витрина реальных и мнимых успехов постсоветской России. Московская область ей сильно уступает, но сравнима с Петербургом. Третье место по валовому региональному продукту после Москвы и Тюменской области Подмосковье занимает с 2005-го».

Архипелаг Москва
Ольга Вендина
«Новизна ситуации заключается в том, что “две Москвы”, существующие в теле единого города, становятся равноценными по располагаемым ресурсам. На стороне одной — относительное большинство населения, унаследованные советские представления и нежелание перемен, на стороне другой — социальная активность, финансовые возможности, более высокие жизненные стандарты и более привлекательный образ жизни. Одна Москва ориентирована на интеграцию в европейское сообщество, другая предпочитает антизападничество».

Праздники позитивной солидарности
Алексей Левинсон
«В столице сочувствует (своим) манифестантам примерно половина жителей, в провинции (московским) манифестантам сочувствует примерно треть. Провинциальные города отличаются от Москвы не только в разы меньшим числом жителей, но и следующим из этого эффектом меньшей социальной дистанции между жителями. Поэтому цена даже самих ответов (“приму участие в акции протеста”), даваемых интервьюеру в городах провинции, в те же разы больше, нежели в двенадцатимиллионной столице».

Внутренние границы в пространстве потоков
Станислав Львовский
«По мере движения от Центра (Бульварное—Садовое—ТТК) трудность пересечения границ в виде кольцевых трасс возрастает — по крайней мере, для пешехода. МКАД в этом смысле — последний бастион, который уже довольно сильно напоминает собой границу государства, хотя бы в том смысле, что на выездах из города расположены пункты ГИБДД, напоминающие КПП, которыми они отчасти и являются. Пересечение же МКАД на автомобиле часто занимает больше времени, чем пересечение межгосударственной границы Сингапура и Малайзии».

Статьи

Государственное вмешательство: институциональная ловушка
Борис Грозовский
«Полтора десятка лет реформ в сфере госуправления не привели к значимому улучшению ситуации для граждан и бизнеса. Госаппарат и весь бюджетный сектор по-прежнему работают не “на клиента”, а на себя. В рамках бюрократической вертикали они заняты доказыванием собственной полезности — составлением бессмысленных отчетов, ответами на запросы, организацией мероприятий и выполнением поручений. А во взаимодействии с внешним миром — бизнесом и гражданами — госсектор остается в парадигме рентного поведения».

Дереализация прошлого: функции сталинского мифа
Лев Гудков
«Реакция населения на усилия кремлевской пропаганды вернуть Сталина в публичное пространство оказалась весьма парадоксальной. Возобладало, вопреки ожиданиям, равнодушие: доля индифферентных выросла с 12 проц. в 2000 году до 44 проц. в 2008-м. Среди молодежи, на которую, собственно, и были направлены усилия путинских политтехнологов и пропагандистов, равнодушное отношение к Сталину стало доминирующим — такой ответ дали 59 процентов молодых респондентов».

Стратегическая несостоятельность США
Майкл Мазарр
«В свое время историки Гарольд и Маргарет Спраут кратко сформулировали обанкротившуюся стратегию Великобритании в период заката империи: Британия “имела слишком неподъемные обязательства, исчерпала свой потенциал [и] категорически не желала расставаться с ролью великой державы”. Это описание в точности подходит к сегодняшним Соединенным Штатам. Дело не в том, чтобы отказаться от главенствующей, глобальной роли США, а в том, чтобы достичь тех же самых целей более здравым способом».

Рецензии

Рецензии
Иван Крастев, Илья Заславский, Алексей Миллер, Алексей Макаркин