Республики Средней — тогда еще не Центральной — Азии не стремились к отделению от Советского Союза ни в конце 1980-х, когда боролись за независимость их соотечественники в Литве, Латвии, Эстонии или Грузии, ни позже, когда народ Украины подавляющим большинством проголосовал на референдуме за самостийность. Независимость свалилась на центральноазиатские страны как снег на голову: поначалу граждане новообразованных стран вообще не могли взять в толк, что происходит и почему внезапно рухнул привычный советский уклад. В тот начальный период не было ясности, на какой основе будет строиться новая государственность в этом регионе; сумеют ли местные (советские) элиты сохранить власть или будут свергнуты новыми силами; останутся ли здешние режимы светскими; на кого они станут ориентироваться во внешней политике?

Спустя два с лишним десятилетия нет сомнений, что с задачей создания новой государственной идентичности все страны Центральной Азии справились успешно. Все пять стран ведут отсчет независимой государственности от 1991 года, и все установили День независимости в качестве главного национального праздника. У каждой из стран региона появились свои национальные герои и свой собственный исторический нарратив (его соответствие реальности в данном случае не имеет значения). Иностранный турист, оказавшийся, скажем, в Узбекистане, даже не задавая вопросов, получит твердое представление о том, кто именно является отцом узбекской нации: об этом настойчиво твердят многочисленные статуи Тимура и посвященный ему огромный мемориальный комплекс в Ташкенте. Бывшие республики привыкли к тому, что их национальные языки стали государственными; сегодня объясниться на русском в постсоветских государствах Центральной Азии можно уже далеко не всегда и не всюду. Принадлежность к империи — советской, а то и российской — в рамках национального нарратива рассматривается как период колониального подавления (чему, впрочем, не мешает прославление победы во Второй мировой войне — противоречия для такого дискурса не помеха).

Получив статус независимых государств, страны Центральной Азии (за исключением Кыргызстана) стали развиваться в направлении азиатских деспотий. Только в Кыргызстане власть переходила от одного президента к другому — хотя и не вполне мирно, но все-таки до гражданской войны дело не дошло. …

Полный текст статьи