C падением коммунизма Русская православная церковь обрела права, отобранные у нее советской властью, и статус РПЦ стал быстро повышаться. Постепенно государство и Церковь заняли по отношению друг к другу привычные для России позиции: Церковь проявляет безусловную готовность поддержать государственную власть в любых ее начинаниях, а государство с помощью РПЦ укрепляет свой авторитет и вознаграждает Церковь за лояльность — освобождает от конкурентов, наделяет собственностью и иными благами и привилегиями, допускает в сферу школьного образования.

Вплоть до недавнего времени власти, по крайней мере на уровне риторики, утверждали, что Россия — европейская страна, и не отрекались от европейских ценностей. Между тем церковные воззрения носили отчетливо антимодернизационный характер, так что государство предпочитало несколько дистанцироваться от РПЦ. Высшие официальные лица посещали пасхальные богослужения и регулярно, под камеру, встречались с патриархом, но представления Церкви об общественной жизни или о Западе, закрепленные в церковных документах или звучавшие в высказываниях церковных представителей и иерархов, оставались ее внутренним делом. Для того чтобы использовать РПЦ в качестве символической опоры российской государственности, хватало некоего общего, распространенного в обществе ощущения, что к Церкви положено относиться с пиететом.

Цепь событий, связанных с возвращением Путина в Кремль, изменила государственную риторику и политику. …

Полный текст статьи