В Молдове, как, наверное, и в большинстве других стран с преобладанием православного христианства, религия не только удовлетворяет духовные или метафизические запросы верующих. В значительной мере принадлежность к религии еще и ориентирует человека в политике, в его выборе между национализмом и космополитизмом, в его самоидентификации. Всё это переплетено сложным, иногда даже парадоксальным образом. Молдавское государство, будучи де-юре светским и религиозно нейтральным, де-факто демонстрирует в отношениях с религиозными институтами свои предпочтения, решительно поддерживая одни из них и преследуя либо ограничивая права других.

В последнее время, по мере того как страна все более вовлекается в разного рода интеграционные процессы на евразийском континенте, ее религиозная жизнь сталкивается с новыми вызовами (транснациональные религиозные сообщества, новые формы религиозности) и проблемами, такими как права сексуальных меньшинств, религиозные свободы или право на аборты. ...

Полный текст статьи