Публикации

параметры поиска:

Архив:  Публикации

  • Умер Александр Алексеевич Пикаев

    Умер Александр Пикаев, многие годы бывший нашим коллегой и другом. А. Пикаев много лет был членом Научного совета Московского Центра Карнеги, совмещая работу у нас с академической деятельностью в Центре международной безопасности ИМЭМО РАН, где он проработал всю свою жизнь после окончания МГУ.

  • Что случилось в Киргизии? Мнение

    Очень большой ошибкой было то, что Россия не ввела в Киргизию миротворцев. Стало непонятно, для чего нужна ОДКБ. Теперь роль ОДКБ уменьшится, а претензии России на особую роль на пространстве СНГ тоже будут подвергнуты сомнению.

  • Что может и чего не может Дмитрий Медведев

    Потенциал для модернизации в России теоретически есть, но будет ли он реализован — непонятно. Пока изменения коснулись лишь риторики. Реально власть в стране находится в руках тех, кто считает, что модернизировать страну — крайне опасно. Внешние факторы подталкивают Россию к модернизации, но власть при этом не хочет подорвать существующую систему.

  • Россия — ЕС: трудный путь к сотрудничеству

    Несмотря на оптимистические заявления о партнерстве и стратегическом сотрудничестве, саммит Россия — ЕС в Ростове-на-Дону не увенчался подписанием значимых соглашений. В отношениях между Москвой и Брюсселем начался период стагнации, паузы.

  • «Для них главное все-таки не риторика, которую они слышат с трибун»

    Речь президента на Международном экономическом форуме в Петербурге была насыщена яркой модернизационной риторикой. Но нужно, чтобы за словами последовали дела и был создан нормальный инвестиционный климат. Пока же в стране реализуется ограниченный вариант модернизации, не предполагающий серьезного демонтажа системы, однако такая модернизация не может быть успешной.

  • Перезагрузкой надо заниматься вдвоем

    США считают перезагрузку в российско-американских отношениях успешной, но в России так не думают. Кремль полагает, что перезагрузка возможна только на его условиях. США видят в диалоге, компромиссах и уступках средство для налаживания контактов и расположения к себе, а российская элита считает такой диалог, не говоря уже об уступках, слабостью.

  • ЕС — Россия: когда в товарищах согласия нет

    России от Европы нужны технологические ресурсы для поддержания ее нынешней системы в работоспособном состоянии. Европа, однако, стремится к гармонизации институтов и интеграции, в основе которой должна лежать демократизация в России. Если Европа хочет этого добиться, ей необходимо найти способы интегрироваться непосредственно с российскими гражданами и бизнесом в обход Кремля.

  • Диалог двух глухих: экономические отношения России и ЕС

    Предпринимаемые в России меры по повышению эффективности, диверсификации и продвижению к «экономике знаний» в сочетании с осознанием необходимости иностранных инвестиций могли бы открыть путь к подлинному «партнерству для модернизации» с Европой. Однако ориентация Москвы на управление экономикой «сверху» и ее нежелание довериться рыночным силам делают такое партнерство затруднительным.

  • В отношениях РФ — Европа союзная составляющая требует укрепления

    Необходимость прочных политических отношений между Москвой и Брюсселем очевидна. Однако Европа при выработке единого курса по отношению к России сталкивается с административными и политическими препятствиями, а Россия по-прежнему не желает проводить реформы, которые обеспечили бы ей полную «совместимость» с ЕС.

  • Энергетические отношения между ЕС и Россией: «пауза» или «перемотка вперед»?

    Сегодня Россия может приобрести немалую выгоду от укрепления сотрудничества с Европой в области энергетики, но нет никаких гарантий, что эта сфера станет катализатором «перемотки вперед» партнерства РФ и ЕС. Чтобы добиться реального прогресса, сторонам нужно выработать более четкую концепцию собственной энергетической безопасности и определить цену, которую они готовы платить за сотрудничество.

  • Кыргызстан: тест для структур коллективной безопасности

    Кризис в Кыргызстане дает шанс трем международным структурам, действующим в регионе, — НАТО, ОДКБ и ОБСЕ — сделать по-настоящему доброе дело, укрепить взаимное доверие и продемонстрировать волю к сотрудничеству на евразийском пространстве безопасности.

  • Стратегия Обамы и интересы России

    Новая Стратегия национальной безопасности США — это стратегия национального обновления и глобального лидерства. Под национальной безопасностью США теперь подразумевается главным образом способность страны оставаться мировым лидером на ключевых направлениях прогресса. России следует перестать бояться США и теснее сотрудничать с ними там, где это отвечает интересам РФ.

  • Особое мнение

    Россия пытается выстроить индивидуальные отношения с каждой страной. В результате в настоящее время наблюдается газовый конфликт в отношениях с Беларусью, в то время как Украина получила от России скидки на газ. При этом «Газпром» в целом теряет свои позиции на мировом рынке.

  • Кризис в Оше и позиция России

    Конфликт на юге Киргизии поставил Россию перед сложной проблемой: реализуем ли в принципе имеющийся у нее политический (военно-политический) потенциал содействия в случае возникновения критической ситуации как на страновом, так и на региональном уровне в центральноазиатском регионе? Сегодня Москва мучительно решает, насколько целесообразно ее военное вмешательство в киргизский кризис.

  • Подходит ли «чеченский сценарий» для других регионов?

    Жесткие меры в области обеспечения безопасности в Чечне были необходимы, но сейчас этот метод исчерпывает себя. Применение чеченского опыта в других кавказских регионах может оказаться проблематичным: ведь Кавказ очень разнообразен. Нужно быть более дипломатичными, избегать крайностей и не забывать, что силовые действия ведут к противодействию.

  • Россия, Иран и уран

    Россия проголосовала за ужесточение санкций против Ирана. Это стало возможным в результате перезагрузки американской внешней политики и налаживания взаимодействия России и США. Новая резолюция по Ирану — не подготовка к удару (силовой вариант еще не является неизбежным), а стремление принудить Иран к сотрудничеству. Решение проблемы, однако, всецело остается в руках иранского руководства.

  • Кудрин не лучше Лужкова

    Глава Минфина Алексей Кудрин обвинил мэрию Москвы в том, что средства, выделяемые на дороги, направлялись на поддержку банков. При этом сам он поступал так же, в разгар кризиса направив госсредства не на дороги, а на помощь банку ВТБ. Однако если бы корпоративный банк ВТБ обанкротился, то с экономикой ничего бы не случилось.

  • Первый удар и гарантии безопасности

    Пока ядерное оружие существует, объявление его «вне закона» может реалистически подразумевать лишь отказ от применения его первыми. Такое обязательство по существу исключит преднамеренное использование ядерного оружия, то есть сделает ядерную войну невозможной.

  • Медведев тащит себя за волосы, как Мюнхаузен

    Дмитрий Медведев поручил правительству подготовить предложения о сокращении численности чиновников на 20%. Но это похоже на манипуляции с цифрами, взятыми из воздуха. Нормальный подход к сокращениям — это освобождать аппарат от избыточных функций, которые он несет.

  • Даже при цене нефти $20 российская экономика будет жить

    Первая волна кризиса в России была вызвана падением цен на нефть и остановкой банковского и межбанковского кредитования. В мае этого года Европа (вместе с МВФ) выделила деньги Греции, спасая собственные банки и погасив потенциальную мощь второй волны кризиса. Но могут последовать и новые волны. Запас прочности у российской экономики есть, но он не очень велик.

Подпишитесь
на анонсы
Карнеги

Личная информация
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。