Арабское лето

    • Комментарий Carnegie.ru

    Почти король. Как молодой наследник изменит Саудовскую Аравию

    Взгляды бен Салмана во многом напоминают программу Трампа; «Саудовская Аравия – прежде всего» и «Сделаем королевство снова великим» – это вполне из лексикона принца. Именно он стоял за решением начать войну в Йемене, он же отвечает за обострение отношений с Ираном и кризис вокруг Катара. Бен Салман получил то, о чем мечтал, – шанс избавиться на Ближнем Востоке от влияния Ирана и других соперников

    • Комментарий Carnegie.ru

    Непроверенно мертв. Зачем Россия заявила об убийстве аль-Багдади

    Российские военные, имея данные, что в ходе их операции могла быть уничтожена верхушка ИГ, решили заранее застолбить территорию. Подтвердится информация – отлично, нет – не страшно. Можно рискнуть ради такого пропагандистского козыря, ведь гибель аль-Багдади может стать таким же символом, как и освобождение Пальмиры

    • Комментарий Carnegie.ru

    50 лет и 6 дней. Чем опасно, что Шестидневная война до сих пор не закончилась

    Пока арабские лидеры предпочитают иметь дело с Израилем, а не с Ираном и движениями сопротивления, когда среди арабов нет объединяющего лидера, когда на первый план выходят прагматичные интересы, а не идеология, – самое время искать компромиссы и пытаться решить все конфликтные вопросы. Иначе чаша весов может опять склониться в сторону тех, кто готов вернуть на первый план борьбу с Израилем

    • Комментарий Carnegie.ru

    Новая ось зла. Почему Катар стал изгоем на Ближнем Востоке

    Если конфликт будет разрастаться, то не только Катару придется решать вопрос, кто его союзники, но и США. Обвинения в адрес Катара, которые звучат в объяснениях о разрыве отношений, не оставляют Вашингтону возможности и дальше держать на катарской территории военную базу. Как можно вести борьбу с ИГ и «Аль-Каидой», базируясь в стране, которую обвиняют в поддержке этих структур?

    • Комментарий Carnegie.ru

    Штурм Мосула: возможен ли перелом в войне с ИГ

    Взятие Мосула будет означать первое поражение ИГ в его геостратегическом тылу – Сирии и Ираке. Еще до середины 2016 года джихадисты если и проигрывали, то в основном в расположении противника, прочно удерживаясь в суннитских районах. Но потенциальный успех союзников в Мосуле и Ракке способен остановить экспансию ИГ, превратив тактический успех, достигнутый в 2015 году, в стратегический

    • Научная статья

    Россия воюет по-новому

    Российская военная операция в Сирии не просто самое масштабное применение вооруженных сил страны за рубежом со времен десятилетней войны в Афганистане. Это абсолютно иной способ ведения войны по сравнению с тем, что Москва делала прежде.

    • Cтатья / интервью

    В чем секрет алжирской стабильности

    Хотя военных и критикуют, большинство алжирцев верит, что именно армия помешала радикальным исламистам захватить власть и до сих пор остается главным гарантом стабильности. Население боится – и обоснованно – нестабильности и перемен. Этим военные и оправдывают свое пребывание у власти и в глазах алжирского общества, и на международном уровне

    • Комментарий Carnegie.ru

    Турецкие риски. Насколько устойчив режим Эрдогана

    Среди многих критиков турецкого режима популярно мнение, что не надо спешить отчаиваться из-за результатов конституционного референдума – они еще не означают установление диктатуры Эрдогана и его автоматической победы на президентских выборах. Учитывая множество внутренних и внешних проблем, стоящих перед руководством Турции, у оппозиции есть все шансы победить на выборах в 2019 году

    • Комментарий Carnegie.ru

    Первое турне президента Трампа. Как США собирают новый союз против Ирана

    Ради борьбы с Тегераном США готовы закрыть глаза на то, что происходит с правами человека в странах Персидского залива, а монархии Залива в свою очередь готовы поступиться правами палестинцев. Палестинская проблема когда-то была в обязательной программе всех крупных международных встреч арабского мира, но Иран ее вытеснил, объединив США, Израиль и монархии Персидского залива

    • Комментарий Carnegie.ru

    Серый кардинал Ближнего Востока. Как маленький Катар покорил большой регион

    Катар успешно создал себе репутацию идеального исламского государства, подавая свой образ жизни и государственного устройства в качестве образца для всего Ближнего Востока. Большинство жителей региона видят в Дохе богатый и нейтральный уголок исламского мира, но лишь немногие осознают истинные масштабы катарского влияния на развитие Ближнего Востока

Подпишитесь
на анонсы
Карнеги

Личная информация
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。