Страны с развивающейся рыночной экономикой — Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР (БРИКС) — позиционируются как лидеры всех развивающихся государств. На сегодня их главным совместным достижением является создание Нового банка развития (НБР) и пула условных валютных резервов (УВР) в качестве альтернативы мировой финансовой системе, где господствующие позиции занимает Запад. Но что говорят эти инициативы о намерениях участников группы БРИКС?

В публикуемом интервью Чжао Кэцзинь анализирует роль группы БРИКС в мире и ее последние замыслы, а также перспективы углубления сотрудничества между ее членами и потенциальные проблемы в этой сфере. По его словам, будущее этой многосторонней структуры будет во многом определяться решениями и возможностями Китая.

Какую роль играет группа БРИКС в международных отношениях?

По сути, БРИКС представляет собой довольно рыхлое объединение стран, имеющих общие интересы в определенных областях, но играющих по разным правилам. Его нельзя назвать официальным международным альянсом.

Страны БРИКС взаимодействуют в деле создания более легитимной международной системы и, в частности, выступают за реформирование Совета Безопасности ООН. Объединяя усилия, они могут пользоваться общими ресурсами для реализации национальных интересов.

НБР со стартовым капиталом в 50 млрд долл., создания которого ожидали уже давно, и УВР в размере 100 млрд долл. представляют собой альтернативы Всемирному банку и МВФ, где ведущую роль играет Север. В этом смысле группа БРИКС — система сотрудничества по линии Юг-Юг.

Кроме того, группа БРИКС играет роль моста между развитыми и развивающимися странами. Например, в ВТО страны БРИКС добиваются более справедливого режима в отношении аграрной политики. Они стараются способствовать либерализации международного экономического устройства за счет сокращения сельскохозяйственных субсидий в США и Евросоюзе, что повысит конкурентоспособность сельхозпродукции развивающихся стран.

Группа БРИКС также будет играть все более важную роль в оказании развивающимся странам поддержки, призванной дать им преимущество на переговорах по вопросам торговли, климатических изменений и экспорта промышленной продукции. Развивающиеся страны на периферии этой группы смогут использовать НБР и УВР для усиления своих переговорных позиций.

В вопросах безопасности группа не будет проявлять инициативу. Однако, будучи региональными державами, страны БРИКС, скорее всего, станут поддерживать ведущее положение участников группы в их собственных сферах влияния.

Насколько важное место занимает Китай в группе БРИКС и ее новых инициативах?

В экономическом плане Китай занимает первое место в группе БРИКС: у него самый высокий кредитный рейтинг и самая большая доля в общемировом ВВП, и это обеспечивает ему сильные позиции. По мере роста экономики КНР эта страна начала играть конструктивную лидерскую роль в группе БРИКС.

Однако Китай не имеет четкого представления о выгодах, которые ему может принести членство в структуре БРИКС. Очевидно лишь то, чего он не может от этого получить, — безопасность в традиционном смысле и торговые преимущества. На долю Китая приходится 60% совокупного ВВП БРИКС, а в качестве альянса в сфере традиционной безопасности эта группа ему не нужна.

Будущее БРИКС во многом определят решения и возможности Китая. По замыслу председателя Си Цзиньпина Китай будет рассматривать БРИКС в первую очередь как систему сотрудничества и инструмент повышения стабильности на международной арене. Экономическое преобладание КНР в группе отражается в объеме взносов каждой из стран в УВР: Китай вложит в этот пул 41 млрд долл., Бразилия, Россия и Индия — по 18 млрд, а ЮАР — 5 млрд.

Аналогичную лидерскую роль Китай играет и в учреждении НБР. В ходе последней встречи лидеров БРИКС на саммите «большой двадцатки» в Австралии в середине ноября 2014 г. КНР призвала другие страны-участницы как можно скорее завершить процесс создания банка.

Китай расценивает группу БРИКС как инструмент усиления дискурсивных возможностей развивающихся стран в рамках международной инфраструктуры развития, чего трудно добиться, действуя через МВФ и Всемирный банк. Кроме того, КНР надеется найти новый источник для вложения своих валютных резервов, альтернативный инвестициями в американские гособлигации. Создание нового банка, возможно, будет также способствовать ускорению реформирования финансовой системы самого Китая, поскольку оно позволит коммерческим банкам страны расширять свою деятельность за рубежом.

Если Китай и дальше будет оказывать БРИКС твердую поддержку, эта группа может стать важным экономическим актором со значительными возможностями для кредитования. Однако в отсутствие такой поддержки перспективы группы выглядят не столь радужно.

Каковы задачи НБР?

НБР будет предоставлять финансовые ресурсы странам с развивающейся рыночной экономикой; при этом все члены БРИКС имеют в нем равное число голосов и одинаковые доли. Это контрастирует с диспаритетом между долей в общемировом ВВП и числом голосов в МВФ: там страны БРИКС требуют более высокого уровня представительства.

Средства банка будут выделяться на развитие инфраструктуры и инвестиции в проекты, связанные с устойчивым развитием; в качестве экспериментального подхода к финансированию нового экономического порядка предоставляемые займы не будут сопровождаться политическими условиями и требованиями к экономической политике реципиентов. Тем самым Китай попытается создать международный режим нового типа, отличный от Бреттон-вудской системы, и заодно продемонстрировать собственный стиль мирового управления. Помимо кредитов НБР на нужды развития УВР будет предоставлять резервные средства для смягчения краткосрочных проблем с платежным балансом.

Создание НБР находится лишь на первом этапе; в дальнейшем предметом переговоров будет вопрос, каким странам следует предложить стать участниками банка. Новые инициативы не предусматривают исключения США и других стран Запада из создаваемых структур.

Скорее всего возникнут разногласия по вопросам руководства банком и его функционирования. Китаю удалось закрепить штаб-квартиру НБР за Шанхаем, но первым его президентом (этот пост замещается на ротационной основе) станет представитель Индии. Кроме того, некоторые участники могут выступить против интернационализации юаня, что является для Китая одной из приоритетных задач. Может также оказаться, что частные отношения в международном банке будут иметь больше влияния. Наконец, пока неясно, как создание НБР и УВР повлияет на переговоры о двусторонних соглашениях по свободе торговли и созданию зон свободной торговли, например, между Китаем и Россией, Китаем и Индией, Китаем и Бразилией.

Будет ли углубляться сотрудничество между странами БРИКС?

У каждой страны БРИКС — собственные цели. Например, Россия имеет существенные интересы в сфере безопасности. Индия же стремится привлечь китайские инвестиции и облегчить давление, связанное с климатическими изменениями. Консенсуса достичь очень трудно, особенно в вопросах нетрадиционной безопасности. Страны БРИКС пытаются найти баланс между общими интересами и разногласиями.

Несмотря на наличие соперничества, стратегическая координация действий возможна. У стран БРИКС есть общие интересы и пути развития в плане экономики, и они доказали свою способность взаимодействовать в этой сфере.

Многообещающих областей для сотрудничества немало. В марте 2013 г. учрежден Деловой совет БРИКС, состоящий из 25 видных предпринимателей пяти стран-участниц, представляющих многие отрасли и сектора экономики. Кроме того, группа создала площадку для обмена информацией и опытом, охватывающую не только экономическое сотрудничество, но и взаимодействие в сфере образования, культуры и экологии.

На мой взгляд, сотрудничество в рамках БРИКС будет развиваться поэтапно. Страны-участницы объединяют усилия в тех сферах, где у них есть консенсус, а решение более чувствительных вопросов откладывают до тех пор, пока у группы не появится прочный экономический фундамент. В ближайшие десятилетия они скорее всего будут действовать в том же духе, возможно, сотрудничая на импровизированной основе по отдельным вопросам. Кроме того, группа может превратиться в «клуб лидеров» наподобие «большой семерки» стран с передовой экономикой.

Сотрудничество также может углубляться путем создания сетей вузов и аналитических центров. Вузы стран БРИКС, например, хотят создать программы по стимулированию интернационализации, в частности, за счет формирования университетской лиги, о которой пойдет речь в недалеком будущем. Кроме того, скорее всего под эгидой БРИКС будет создан новый аналитический центр по вопросам финансов и экономики.

Эти сети способны обеспечить консенсус по определенным вопросам, а затем предложить лидерам своих стран включить согласованные вопросы в повестку дня БРИКС. Подобный подход «снизу», некая форма «многосторонности в квадрате», контрастирует с процессом «сверху», традиционно характерным для многосторонних структур. Эта новая система стимулирует участие в игре широкого круга игроков, включающего государственных, неправительственных, местных и международных акторов.

С какими вызовами предстоит столкнуться группе БРИКС?

За исключением создания НБР и УВР формат БРИКС пока не продемонстрировал свою эффективность и содержательность. Так, для разработки совместных мер требуется не один раунд дискуссий.

В ходе встреч на высоком уровне каждый лидер БРИКС озвучивает собственные идеи, а серьезного диалога и обмена мнениями не происходит. Лишь после предварительного обсуждения лидеры могут организовать встречи высокого уровня, чтобы поговорить о реализации предложений и реакции на аргументы других лидеров. После этого они могут вернуться за стол переговоров и согласовать совместные шаги.

На уровне министров диалог носит более содержательный характер. Представители заранее готовят повестку дня и варианты действий для последующего обсуждения на встречах. Однако эти варианты представляют собой лишь предложения и рекомендации, а не официальную корректировку политического курса.

Главное испытание будет касаться способности стран БРИКС не поддаться соблазну создания официального альянса, чтобы бросить вызов лидерству Запада. Было бы рискованно использовать эту площадку и это последнее по времени проявление солидарности для разжигания антизападных настроений. Группа БРИКС призвана уравновесить давление Запада и отстаивать интересы средних держав.

Странам БРИКС также не следует пытаться преобразовать эту группу в традиционный альянс в сфере безопасности. Членство в БРИКС может усилить экономическую безопасность стран-участниц, но развивать военное сотрудничество и иные форматы традиционной безопасности было бы нецелесообразно. Россия может выступать за формирование структур безопасности в рамках БРИКС, но Индия, Китай и Бразилия не слишком заинтересованы в превращении группы в подобную коалицию.

Кроме того, странам БРИКС нельзя поддаваться искушению развязать конкурентную борьбу с другими структурами. Международное сообщество включает и «большую двадцатку», состоящую из трех групп: «большой семерки», БРИКС и ряда средних держав, в том числе Австралии, Южной Кореи и Аргентины. Группа БРИКС сможет эффективнее отстаивать свои интересы, если будет действовать через «двадцатку».

Все эти страны живут в едином мире. Чтобы сделать существующую систему более справедливой, страны БРИКС должны не бросать ей вызов, а реформировать ее.