Италия приготовила новый подарок для тех, кто любит поговорить о закате Европы, – свое новое коалиционное правительство, которое у власти всего несколько недель, но уже стремительно меняет политическую жизнь как страны, так и всей Западной Европы. Из соосновательницы и незыблемой сторонницы единой Европы и общечеловеческих ценностей Италия становится флагманом евроскептиков, суверенистов и консерваторов.

Правительство Джузеппе Конте, сформированное двумя популистскими партиями, Лигой и Движением пяти звезд, успело поссориться с Брюсселем и Парижем, проигнорировать ряд европейских встреч, пригрозить выходом из евро и внедрить в итальянскую политику националистическую и изоляционистскую риторику в духе Трампа и Орбана. Это также самое пророссийское правительство Европы: премьер Конте в первой же речи в парламенте пообещал отменить санкции против России. В чем причина таких изменений в Италии? Чем опасна Лига? К каким последствиям может привести правление в Риме национал-популистов?

Двойное сальто Сальвини

Самого влиятельного итальянского политика сегодня зовут Маттео Сальвини. Лидер Лиги получил пост вице-премьера и министра внутренних дел. Но его фактический политический вес оказался гораздо значительнее: он ведет себя как глава правительства и даже садится в его кресло во время ответов на вопросы в палате депутатов. 

За несколько лет Сальвини провел блестящую операцию по переформатированию Лиги Севера из региональной команды, в свое время взорвавшей политическую арену Италии требованием отделения богатого промышленного Севера от бедного дотационного Юга, в общенациональную ультраправую партию. Лига перестала быть курьезной группой, верившей в существование страны Падании и кельтское происхождение итальянцев-северян. Она пробила свой многолетний потолок 20% голосов на Севере, который не давал ей возглавить федеральное правительство. Ее старая гвардия, в том числе губернаторы и бывшие министры, политики довольно прагматичного и умеренного плана, эффективные местные администраторы, склонные к компромиссу и созданию «большой коалиции» с левоцентристской Демократической партией, были отодвинуты на задний план новым лидером.

У новой Лиги «Север» исчез из названия, а ее представители перестали ратовать за изучение в школе местных диалектов и теперь ставят итальянский флаг на свои аватарки в соцсетях. Нападки на южан-итальянцев сменились яростной антимигрантской риторикой, граничащей с расизмом. Сальвини, к примеру, прославился в свое время предложением не пускать иностранцев в миланское метро. Все стало другим: имидж партии полностью обновился, идеология сдвинулась сильно вправо, ее лидер стал эффективно использовать социальные сети, а его сторонники ведут агрессивную ультраправую пропаганду. 

Лига действительно изменилась. Партия очень успешно выступила на национальных выборах 2018 года, получив 17% голосов. У Лиги была поддержка не только на Севере, но и на Юге, а их лозунгом стала фраза «Прежде всего итальянцы» – калька с призыва «America first» Дональда Трампа. Сальвини гораздо успешнее использовал модель французского Национального фронта, чем сама Марин Ле Пен. 

Стратегия и тактика Сальвини сработала: Лига обошла на выборах своего старшего партнера по коалиции, партию «Вперед, Италия» Сильвио Берлускони, получившего скромные 14%. 

Во время коалиционных торгов Сальвини, несмотря на то что 17% явно недостаточно, чтобы претендовать на национальное лидерство, проявил блестящие таланты тактика: он разорвал партнерство с Берлускони и вступил в альянс с популистами из Движения пяти звезд, получившими 32% – лучший результат на выборах. В ходе долгих и изнурительных переговоров вождь Лиги начисто обыграл лидера «Пяти звезд» Луиджи Ди Майо, неопытного и безработного адвоката.

Формально правительство создано на паритетной основе – Ди Майо тоже стал вице-премьером и получил в управление Министерство экономического развития, труда и социальной политики. Но его политическая неопытность, а также анархичность его команды позволили Сальвини взять инициативу в свои руки. По этому поводу в Италии шутят: впервые в истории миланец надул неаполитанца.

Сегодня вице-премьер Сальвини стал самой сильной политической фигурой в Италии. Формальный босс Сальвини и Ди Майо, премьер Конте – человек новый в политике, старающийся не выступать без согласования с двумя лидерами правящих партий. Зато Сальвини не церемонится и делает громкие заявления, дезавуирующие обещания премьера. Это делается так нарочито, что Эммануэлю Макрону пришлось осадить его и напомнить, что «в Европе ответственность несут главы государств и правительств».

Рим спиной к Европе

Новое правительство в Риме наверняка станет головной болью ЕС. Обе правящие партии Италии выступают с евроскептических позиций. Но если «Пять звезд» ради участия в правительстве торопливо переписали программу, вывешенную на партийном сайте, убрав оттуда референдум о выходе из евро, отмену санкций против России, отказ от НАТО и тому подобные громкие обещания, то Лига, наоборот, усилила антиевропейскую риторику и стала воплощать ее в жизнь.

Вот только несколько примеров. Сальвини продвигал в министры экономиста Паоло Савона, прославившегося секретным планом по возвращению к лире. После отказа президента Италии Серджо Маттареллы утвердить кандидатуру Савоны министром экономики Лига призвала мэров, избранных от нее, снять портреты главы государства в присутственных местах. Как министр внутренних дел, Сальвини отказался принять судно с 629 мигрантами и игнорировал встречи глав МВД ЕС по миграции, где пытались решить судьбу оказавшихся на корабле сотен людей. Судно в конце концов приняла Испания.

Скандалы с «принципиальным» Сальвини увеличили рейтинги Лиги. Согласно недавним опросам, за нее проголосовали бы уже 29% итальянцев. Переток голосов идет в основном от электората «Пяти звезд». Этот рост популярности позволяет Сальвини шантажировать партнеров и противников угрозой досрочных выборов, на которых он будет главным фаворитом.

В чем секрет растущей популярности Сальвини и Лиги? Ответ, к сожалению, прост: его политическая сила эксплуатирует эмоции стареющего населения Италии и, в отличие от союзников, пытается реализовывать популистские обещания, какими бы деструктивными они ни казались. 

Благодаря Лиге новое правительство демонстрирует жесткость в миграционной политике, обвиняя ЕС в том, что Союз «оставил Италию наедине» с волной африканцев. Новое итальянское правительство заявило, что в миграционном вопросе солидарно с позицией Венгрии и Австрии, которые, впрочем, не хотят брать мигрантов, высадившихся в Италии. Сальвини также объявил, что подозревает международные организации в намеренном выборе Италии в качестве цели для мигрантов, помянув Джорджа Сороса в качестве главного идеолога «заговора против Италии».

Хотя тему о выходе из еврозоны замяли, новое правительство решительно настроено на демонтаж недавних экономических реформ. Оно планирует вернуться к старой пенсионной системе и понизить пенсионный возраст, ввести плоскую шкалу налога на физических лиц и резко снизить налоги. А самым популярным положением, пожалуй, является идея так называемого дохода гражданина – чего-то среднего между пособием по бедности и безработице. Это была козырная карта Движения пяти звезд, благодаря которой сторонники Ди Майо сорвали банк на Юге, получив в Неаполе и на Сицилии почти 50% голосов. Идею поддерживает и Лига.

Все эти меры практически неизбежно выведут Италию, несмотря на нынешний рост экономики и экспорта, за пределы бюджетных параметров, установленных ЕС. Новое правительство рискует превратить экономику Италии в проблему, по сравнению с которой кризис в Греции покажется мелочью.

Сторонники правительства утверждают, что оно не отказывается от сотрудничества с Европой, а просто пытается поставить «больные вопросы» и решить их «с позиции силы». Тем не менее среди избирателей Лиги и «Пяти звезд» антиевропейские настроения весьма сильны. Среди них распространен миф, что без Европы и евро Италии жилось бы лучше. При этом они игнорируют то, что наплыв мигрантов спал и с начала года в Италию приплыло меньше мигрантов, чем на  крохотную Мальту. Эта информация заглушается мощным потоком пропаганды в соцсетях и на ТВ.

Сальвини уже заявил, что его союзники в ЕС – Венгрия и Австрия, и его риторика против ислама и Сороса почти дословно повторяет речи Виктора Орбана. Язвительный Макрон, правда, уже напомнил, что в прошлом ось Италия – Австрия – Венгрия ни к чему хорошему не привела, но для Сальвини и его партии главный источник бед Италии находится в Брюсселе и Берлине. На заголовок Financial Times «В Рим пришли новые варвары» лидер Лиги ответил, что «лучше быть варварами, чем рабами». 

Все эти политические новшества нового правого Рима, независимо от степени их реализуемости, являются не просто сменой политических предпочтений, естественной при новом правительстве. Речь идет о полном перевороте в самой политической процедуре Италии, тотальном изменении дискурса и сломе сложившейся системы. 

После Второй мировой войны в Италии утвердилась пропорциональная парламентская модель, ахиллесовой пятой которой была как раз необходимость изнурительных согласований, сглаживающих и выхолащивающих все острые моменты. Уход от конфликтов, отказ идти в лобовую атаку всегда считался в итальянской системе, находящейся под сильным влиянием католического мировоззрения, главным достоинством. Несмотря на поляризацию политической жизни, уважение к государству и его нормам почиталось основой и общества, и политической системы. 

Теперь же сторонники Сальвини открыто пишут в соцсетях угрозы президенту Маттарелле – олицетворению государства. Меняется сам язык политики. Например, лидер Лиги не только не стесняется резких выражений, но и презирает формальные нормы поведения. Следуя моде, введенной Трампом, он делает заявления в твиттере, а не в парламенте; он объявляет о новых решениях правительства из помещения своей партии, а не из правительственного кабинета; он садится в кресло премьера в палате депутатов; он грозит гражданским неповиновением своих сторонников, открыто манипулирует премьером, снимает со стены портрет президента и уже арестовал журналиста, расследовавшего финансовые махинации Лиги.

Кроме того, Сальвини предложил ввести в правительстве специальный орган, состоящий из премьера и двух вице-премьеров и приглашающий министра, ответственного за тот или иной вопрос. Получается что-то вроде исполнительного комитета, действующего в обход конституционной процедуры и многим напоминающего «большой совет» фашистского правительства.

Да, выходки в стиле enfant terrible от политики вошли в моду с Трампом. Но поведение Сальвини – и отчасти его партнера Ди Майо – вскрывает тайные и застарелые язвы итальянской истории и вызывает опасение возврата к фашизму. Италия – страна молодая, региональный патриотизм здесь гораздо сильнее национального чувства. А национальная и националистическая риторика неразрывно связана в памяти с фашизмом Муссолини. Нынешнюю Конституцию написали антифашисты, и сама размытая и неэффективная система власти Италии была придумана именно для того, чтобы не допустить появления второго дуче. 

Авторитарные замашки Сальвини уже на выборах завоевали ему симпатии мелких неофашистских партий. В Движении пяти звезд немало выходцев из «фашистских» семей, а сама структура партии крайне авторитарна: например, депутатам запрещено голосовать против решений руководства, что противоречит Конституции и закону. Грубая расистская и антиисламская риторика, отказ от гуманитарных ценностей, несмотря на показной католицизм Сальвини, нападки на «политкорректную» Европу и, главное, конфликтные действия в обход парламентской и правительственной процедуры вызвали к жизни самые пугающие ассоциации, которые, похоже, совершенно не смущают дуумвират у власти.

Суверенная ось

Европейские правительства и наблюдатели, привыкшие за десятилетия к надежности одной из стран – основательниц ЕС, до сих пор почти не обращали внимания на популистов и суверенистов, пребывая в уверенности, что многоопытная итальянская элита в очередной раз обуздает джинна и не даст ему вырваться из бутылки. Теперь же Брюссель опасается, что первое популистское правительство крупной европейской страны может превратить Италию в «европейского больного», который потянет за собой на дно весь Европейский союз.

Действительно, новая «ось» в Европе возможна. Несмотря на объективно противоположные интересы, суверенисты Италии, Австрии, Венгрии и Польши находят общий язык. Разница между ними есть в вопросе миграции – Рим хочет избавиться от приезжих, а Будапешт, Вена и Варшава отказываются их принимать. Отличие есть и в сфере экономической политики: Ди Майо грозит запретить итальянским предпринимателям переносить производство в страны Восточной Европы, где более дешевая и беспроблемная рабочая сила.

Но разница подходов правящих групп в национальной политике этих стран парадоксальным образом делает их союзниками в рамках ЕС. Суверенисты могут создать в Евросоюзе коалицию и совершить вместе то, что не удавалось проделать в одиночку Вене или Будапешту. Например, сорвать процесс реформы ЕС после выхода Британии. Или наложить вето на санкции против России.

Последнее вполне возможно. Лига имеет давние связи с Кремлем. Ее депутаты были замечены в Крыму и на различных слетах европейских правых, организованных в том числе в Петербурге. В Италии Лига уже несколько лет создает общества дружбы с Россией, где почетными председателями выступают Александр Дугин и другие политики аналогичного направления. Пока Сальвини фотографировался на Красной площади в майке с Путиным и радовался, что в Москве «мигрантов и цыган вообще не видно», все это можно было списать на экстравагантность. Но в качестве вице-премьера лидер Лиги первым делом встретился с российским послом в Риме. Он же продвигает в итальянском правительстве идею наложить вето на продление росийских санкций ЕС.

До сих пор ни одна страна Евросоюза, где правят суверенисты, не решалась идти на прямое столкновение с ЕС. Но новое итальянское правительство за пару недель уже доказало, что границы возможного не имеют пределов, а многие идеи, которые ранее считались недопустимыми, становятся предметом реальной политики. По всей видимости, Италия еще долго будет оставаться источником проблем для ЕС. 

следующего автора:
  • Анна Зафесова
  • Михаил Минаков