Инфляция, обвал национальной валюты, международные конфликты и разброд среди элит – Азербайджан начинает новый год не в самом лучшем виде.

В десятке азербайджанских городов прошли уличные протесты, вызванные резким спадом в экономике. Власти ответили силовым разгоном и арестами – видеозаписи этих событий, показанные на неофициальных телеканалах, напоминают печальный опыт других стран, от Таджикистана до Туниса: полицейский спецназ разгоняет толпы разгневанных молодых людей водометами и слезоточивым газом. 

Протесты в Азербайджане начались еще до того, как были сняты санкции с Ирана и цена на нефть упала ниже $30 за баррель (экспорт нефти обеспечивает примерно три четверти доходов азербайджанского бюджета). И это предвестник похожих проблем, которые в скором времени могут постигнуть и Россию. Люди готовы простить авторитарному лидеру почти все, кроме падения качества жизни. 

В середине января президент Азербайджана Ильхам Алиев объявил о введении чрезвычайных экономических мер, среди которых валютный контроль и продажа госпредприятий. В 2015 году азербайджанский манат стремительно упал во второй раз – уже после того, как на поддержку курса национальной валюты было потрачено $8 млрд, и после многократных заверений в стабильности этой валюты. Для азербайджанцев это стало настоящим бедствием. 1 января 2015 года на доллар можно было купить 0,78 маната, теперь же только официальный курс составляет 1,60 маната за доллар, а неофициальный еще выше. В обменные пункты выстроились огромные очереди.

Обвал маната прежде всего ударил по азербайджанскому среднему классу, который привык брать кредиты в долларах и потреблять импортные товары. Но пострадали и более бедные жители провинции: цены на муку и другие базовые товары резко выросли. Один азербайджанский экономист предупредил о риске ускоренной инфляции, как на Украине, недавно столкнувшейся с аналогичным падением национальной валюты.

В какой момент экономический протест превращается в политический? Грань между ними довольно размыта. Многие азербайджанцы возмущены тем, что нефтяные миллиарды, пришедшие в страну за последние десять лет, были пущены на показушные проекты вроде Европейских игр или попросту исчезли на офшорных счетах. Но в азербайджанской политике уже много лет царит полная тишина. Президент Алиев фактически уничтожил оппозицию. За последние два года были арестованы многие ведущие критики режима – правозащитники, журналисты, молодежные активисты. 

Тем не менее это спокойствие обманчиво. Всего двадцать лет назад политическая жизнь в Азербайджане бурлила вовсю, и остановить это смог только могущественный президент Гейдар Алиев. Но его сыну и преемнику Ильхаму, правящему с 2003 года, не удалось повторить путь отца. Он выступает не в качестве абсолютного монарха, а скорее в роли первого среди равных, арбитра, разрешающего споры между высшими чиновниками, многие из которых одновременно стали успешными госкапиталистами.

Азербайджанский режим уже не так монолитен, как раньше. В октябре был уволен Эльдар Махмудов, много лет занимавший пост министра национальной безопасности Азербайджана, а вслед за ним многие его подчиненные. Версии о причинах этого увольнения разнятся. Если верить одним слухам, Махмудов и его родственник, бывший глава Международного банка Азербайджана, организовали масштабную схему хищения бюджетных средств. По другой версии, Махмудов вел тайное наблюдение за коллегами-министрами и чиновниками президентской администрации. В азербайджанских СМИ звучат сенсационные обвинения: полиция обнаружила в квартире Махмудова 30 коробок с долларами и банку с алмазами, Махмудов купил своему сыну восьмикомнатную квартиру в центре Лондона за 30 млн фунтов.

Однако это опасный путь. Подобные решения власти только привлекают внимание к сообщениям оппозиционных СМИ о еще более крупных хищениях, совершенных другими министрами и приближенными президента.

Одновременно ухудшается и международная обстановка. Азербайджан сам пошел на конфликт с США – закрыл практически все работавшие в стране американские организации, обвинив их в подготовке «цветной революции». В Конгрессе США обсуждается введение санкций против Азербайджана за нарушение прав человека.

Конфликт между Россией и Турцией ставит Азербайджан в неудобное положение, ведь эти две страны – его крупнейшие международные партнеры. Еще в прошлом году Алиев организовал вполне теплую встречу Путина и Эрдогана в Баку.

Наконец, снятие санкций с Ирана – тройной удар для Баку. Во-первых, Азербайджан больше не сможет подавать себя Западу как оплот в борьбе с враждебным Ираном. Во-вторых, отмена санкций усилит позиции Ирана, у которого к Азербайджану немало претензий. А в-третьих, отмена санкций означает падение цен на нефть. В Грузии уже идут разговоры о том, чтобы поставлять газ из Ирана через Армению, лишив Азербайджан монополии в этой отрасли.

Общую картину раздрая и неопределенности дополняют еще два мощных потенциальных источника нестабильности. Первый – это неразрешенный конфликт с Арменией из-за Нагорного Карабаха. В последние несколько лет перемирие, о котором стороны договорились в 1994 году, соблюдается все хуже. Азербайджан нарастил свои запасы вооружений и делает все более воинственные заявления в адрес Армении.

Если ситуация для азербайджанского режима станет совсем отчаянной, он может разыграть карабахскую карту – возможно, это единственная тема, которая способна сплотить всех азербайджанцев вокруг власти, – и начать военную операцию по возвращению утраченных территорий. Армения будет вынуждена ответить, и на Кавказе разразится полномасштабная война.

Второй фактор риска – исламисты. Когда речь идет об азербайджанских политзаключенных, больше всего за границей привлекают внимание прозападные активисты. (28 декабря одного из них, известного журналиста Рауфа Миркадырова, приговорили к шести годам заключения, якобы за шпионаж в пользу Армении.) Но большинство политзаключенных в Азербайджане осуждены за радикальный политический ислам. Среди них есть как шииты из деревни Нардаран, где царят проиранские настроения, так и сунниты, которых обвиняют в симпатиях к ИГИЛ. Об уровне реальной поддержки исламистов трудно судить, но можно быть уверенным, что (как и на Ближнем Востоке) чем жестче власть будет подавлять такие движения, тем более привлекательными они окажутся для населения.

В прошлом году правительство Азербайджана строило свои бюджетные прогнозы исходя из средней цены $50 за баррель нефти. Теперь президенту Алиеву предстоит договариваться сразу с несколькими группами недовольных при цене почти в два раза ниже.

Английский оригинал текста опубликован в Strategic Europe, 19.01.2016