Когда-то Египет и Саудовская Аравия были надежными союзниками, но в последнее время их отношения заметно ухудшились. Прежде всего это связано с неспособностью Египта быть региональным гарантом безопасности, который бы сдерживал иранское влияние. Играет роль и стремление египетских властей наладить отношения с другими, менее требовательными партнерами, в первую очередь с Россией.

В октябре этого года египетская делегация в Совете Безопасности ООН проголосовала за предложенный Россией вариант резолюции по Алеппо, допускающий продолжение российских авианалетов. Саудовская делегация этот шаг публично раскритиковала. На том же заседании египетская делегация проголосовала и за альтернативный французский проект, в котором были учтены призывы саудитов создать бесполетную зону. Таким образом, Египет подыгрывает Саудовской Аравии, но при этом стремится развивать отношения и с Россией, которую считает потенциально надежным партнером.

Впрочем, признаки напряженности в египетско-саудовских отношениях наметились уже давно. Сначала, в апреле этого года, египетская публика была возмущена решением передать Саудовской Аравии два египетских острова. Потом, в октябре, саудовская компания Saudi Aramco приостановила поставки топлива в Египет (речь идет о крупном контракте на $22 млрд на льготных для Египта условиях). Объяснения не последовало, и неясно, возобновятся ли поставки в будущем.

В ответ на это решение и критику со стороны Саудовской Аравии проправительственные египетские СМИ развернули кампанию против Эр-Рияда. Они обвинили саудовские власти в поддержке терроризма, а редактор газеты Youm7 Халид Салах даже призвал египтян воздержаться от паломничества в Мекку, чтобы сберечь валюту для Египта. В ответ саудовские СМИ также выступили с нападками на Египет. Такие открытые перепалки в СМИ явление для этих стран исключительное.

Одна из причин раскола, вероятно, состоит в неспособности Египта выполнить свои обещания по гарантиям безопасности монархиям Персидского залива в связи с иранским вмешательством в Йемене и Сирии. Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси еще во время президентской кампании 2014 года заявил, что военные интервенции для защиты монархий Залива – составная часть египетской военной доктрины, и подтвердил это обязательство на встрече с представителями Кувейта в 2016 году. Такие обещания никак не связаны с желанием Египта заняться региональной экспансией – как стало ясно из опубликованной записи беседы Сиси с египетскими генералами, Каир раздавал такие обещания в надежде сохранить финансовую поддержку со стороны монархий Залива, прежде всего Саудовской Аравии.

Однако пока Египет эти обещания не выполняет. Позиция египетских властей по поводу Сирии скорее соответствует линии Москвы и Тегерана. В феврале 2016 года после новых успехов Асада Саудовская Аравия объявила о своей готовности провести в Сирии сухопутную операцию против ИГИЛ (запрещено в РФ). Но Египет в ответ заявил, что речь идет о суверенном решении Саудовской Аравии, а не о позиции Исламского военного союза по борьбе с терроризмом – в эту коалицию под руководством Эр-Рияда входит Египет и еще 37 стран. Из решения Египта дистанцироваться от заявлений саудитов ясно, что египетские власти понимают: реальная цель альянса – противостоять иранскому влиянию в Сирии.

Сиси также объявил, что Египет поддерживает мирное урегулирование в Сирии, но обошел стороной вопрос о сохранении Асада у власти. С точки зрения Саудовской Аравии смириться с режимом Асада – значит принять, что Сирия находится в зоне влияния Ирана. Но Египет готов поддерживать сирийский режим, чтобы упрочить отношения с Москвой.

Позиция египетских властей по поводу Йемена, где коалиция во главе с Эр-Риядом ведет затяжную военную кампанию, не столь однозначна, но практические результаты тут примерно такие же. В начале конфликта Египет направил в Йемен военные корабли и самолеты, а также объявил, что готов при необходимости задействовать и сухопутные силы. Однако пока этого так и не произошло. Участие египетской армии в йеменском конфликте имеет скорее символический характер и не соответствует ожиданиям монархий Залива.

Власти Египта едва ли могут себе позволить потерять финансовую поддержку монархий Залива. Но полномасштабная военная операция, в которой египетская армия наверняка понесет серьезные потери, вызовет серьезные протесты внутри страны. Чтобы избежать такого сценария, Египет хочет заручиться экономической поддержкой России, которая не предъявляет к нему столь серьезных требований в военной сфере. Египет уже сотрудничает с Россией в атомной энергетике, и в ноябре 2015 года была достигнута договоренность о получении Каиром российского кредита на $25 млрд для строительства АЭС. А на фоне растущей напряженности между Эр-Риядом и Каиром российские и египетские власти договорились о проведении совместных военных учений.

Разлад в отношениях Египта с Саудовской Аравией связан с тем, что Каир оказался не способен гарантировать безопасность монархий Залива. Отсюда египетские поиски менее требовательных союзников, прежде всего России. По мере того как египетские власти будут сталкиваться со все большей нестабильностью внутри страны, влияние России на Каир, вероятно, будет усиливаться. Египет будет искать и других аналогичных партнеров, готовых в числе прочего поддержать и репрессии режима в отношении внутренней оппозиции.

Маджид Мандур – политический аналитик, колумнист Open Democracy

Английский оригинал статьи был опубликован в Sada 3.11.2016