Открывающийся 18 октября XIX съезд Компартии Китая станет рубежным не только для лидера партии и страны Си Цзиньпина, но и для всей системы власти у важнейшего соседа России. Роль Си в китайской системе координат уже приближается к положению Владимира Путина в российской политике. Мало кто сомневается, что после съезда Си станет еще могущественнее. До того как на предыдущем съезде в 2012 г. Си встал у руля партии и армии, китайская политическая система эволюционировала в сторону коллективного руководства и четких правил сменяемости верховных лидеров раз в 10 лет. Однако за свой первый срок Си Цзиньпин изменил систему настолько, что результаты нынешнего съезда пять лет назад предсказывали с гораздо большей уверенностью, чем сейчас, за пару дней до его открытия. Тогда считалось, что этот съезд начнет отмерять второй и последний пятилетний срок для правящего тандема генсека Си и премьера госсовета Ли Кэцяна. По итогам съезда в семиместный постоянный комитет (ПК) политбюро, совет директоров Китая, должны были войти два самых молодых члена 25-местного политбюро, Ху Чуньхуа и Сунь Чжэнцай. Интрига, казалось, заключалась лишь в том, кто из них станет преемником верховного лидера, а кто – главного хозяйственника.

Александр Габуев — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.
Александр Габуев

Руководитель программы
«Россия в Азиатско-Тихоокеанcком регионе»

Другие материалы эксперта…

Теперь же Сунь, задержанный в июле этого года, исключен из партии и снят со всех постов, политические перспективы Ху весьма туманны. Четким видением того, каким будет состав политбюро и даже сколько в нем будет постоянных членов, не обладает никто. Даже самые проницательные наблюдатели, на протяжении многих лет точно предсказывавшие перестановки в высших эшелонах власти, на сей раз честно говорят: китайская политика сейчас – это черная лаковая шкатулка. Такое положение дел отчасти связано с небывалой концентрацией власти в руках Си Цзиньпина и нескольких ближайших сподвижников, порой даже не занимающих видных постов. С другой стороны, никто наверняка не знает, так ли на самом деле силен Си и может ли он делать с партией все, что захочет. Для ответа на этот важный для судьбы Китая вопрос было бы полезно понять, какими могут быть результаты съезда, если бы Си действительно обладал всей полнотой власти, а затем сравнить эту программу-максимум с реальными итогами.

Прежде всего, Си хочет задержаться у власти дольше положенных двух сроков. Для реализации задуманных им масштабных преобразований, которые оздоровят китайскую экономику и сделают КНР мировым лидером, нужно время, и еще пятью годами тут явно не обойтись. Формально единственное ограничение – это прописанный в конституции запрет занимать должность председателя КНР более двух пятилетних сроков подряд. Но эта должность – самая малозначимая из трех постов, которые совмещает Си. Куда важнее сохранить после ХХ съезда в 2022 г. пост генсека КПК, а также должность председателя центрального военного совета (ЦВС) партии – верховного главнокомандующего. Сохранить контроль над ЦВС проще, потому что в новейшей истории КНР его сразу же уступил только Ху Цзиньтао в 2012 г., зато и Дэн Сяопин, и Цзян Цзэминь держались за верховную военную должность несколько лет после ухода с других постов. А вот для сохранения поста генсека надо создать предпосылки уже сейчас. Самый верный способ – вопреки сложившейся традиции не назначать преемников по итогам съезда, т. е. вообще не пустить в ПК политбюро людей, которые моложе Си на 10 лет, и не отдавать им должности, которые в системе сейчас работают как трамплины для занятия в будущем верховных должностей: главы секретариата ЦК, вице-председателя КНР и замглавы ЦВС (для преемника верховного лидера), а также первого вице-премьера госсовета (для преемника премьера). Одним из средств для достижения этой цели может стать сокращение ПК политбюро с семи до пяти человек.

Во-вторых, Си Цзиньпину очень нужен компетентный глава госсовета, на которого он может положиться. Си не очень глубоко разбирается в экономике, а действующий премьер Ли Кэцян не пользуется его доверием (10 лет назад Си и Ли были конкурентами в борьбе за высший пост) и вообще не лучший администратор. Идеальный премьер для нового срока Си Цзиньпина – это его давний друг Ван Цишань, с которым Си знаком свыше 40 лет, ныне возглавляющий мощнейшую в стране спецслужбу – партийную центральную комиссию по проверке дисциплины (ЦКПД). Ван не только ближайший соратник Си, который в ходе антикоррупционной кампании зачистил политическое поле от оппонентов генсека, но и один из самых блестящих китайских финансистов, первоклассный кризисный менеджер, за что его называют «командиром пожарной бригады» (среди прочего он тушил пожары азиатского финансового кризиса 1998 г. и мирового кризиса 2007–2009 гг., а также готовил Пекин к Олимпиаде 2008 г. на посту мэра). Отец-основатель Сингапура Ли Куан Ю, отличавшийся прозорливостью в отношении людей, ставил его способности гораздо выше талантов Ли Кэцяна. Так что если Си Цзиньпин намерен проводить структурные реформы, о которых объявил еще осенью 2013 г., лучшего премьера ему не сыскать.

Отнять премьерский портфель у Ли Кэцяна – это рискованный политический шаг, поскольку Ли представляет интересы своего патрона Ху Цзиньтао и многочисленных выходцев из китайского комсомола (Ху и Ли возглавляли эту структуру в 1980-е гг.). Но сделать это возможно, не понижая Ли в партийной иерархии, достаточно перевести его на пост главы высшего законодательного органа, всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), а премьера Ван Цишаня сделать формально третьим в пирамиде власти. Прецеденты есть: предыдущий премьер Вэнь Цзябао занимал именно третью строчку.

Еще одно препятствие для назначения Вана премьером – неформальное правило, согласно которому после 68 высшие руководители не могут выдвигаться на новый срок и обязаны уходить на пенсию на ближайшем же съезде. Вану уже 69, но если Си действительно все контролирует, то можно сделать вид, что правила никогда и не было – ведь оно нигде не записано. По крайней мере, именно так в ноябре 2016 г. заявил журналистам на внезапно собранном брифинге высокопоставленный чиновник канцелярии ЦК КПК Дэн Маошэн, назвавший существование этого правила «мифом». Если правило можно оспорить и Ван Цишань останется в ПК политбюро еще на пять лет, в 2022 г. это станет отличным прецедентом для захода уже самого Си на третий срок.

В-третьих, Си Цзиньпину важно отдать ключевые посты как можно большему количеству своих соратников. При этом статусные должности вроде главы ВСНП или еще менее значимого народного политического консультативного совета Китая (в российских реалиях это была бы смесь Общероссийского народного фронта с Общественной палатой) можно отдать людям не очень близким, вроде того же Ли Кэцяна, но все реально значимые позиции надо оставить за своими людьми. Например, в ПК политбюро должен попасть Ли Чжаньшу, один из ближайших соратников Си и глава канцелярии ЦК КПК, – он бы логично смотрелся на посту главы секретариата партии, курирующего не только графики руководства, но и всю идеологию и СМИ. Другим очевидным кандидатом в ПК становится еще один близкий к генсеку человек – Чжао Лэцзи, нынешний глава организационного отдела ЦК КПК (ведает всеми кадровыми назначениями), которому логично передать карательную машину комиссии по проверке дисциплины. Тем более что Чжао уже пять лет трудится заместителем Ван Цишаня в межведомственной группе по инспекционной работе.

Наконец, заглядывая в 2027-й, Си Цзиньпину надо уже сейчас думать о потенциальных преемниках (ему будет 74), вводя их по крайней мере в 25-местное политбюро. Здесь очевидным фаворитом является 57-летний Чэнь Миньэр, партсекретарь крупнейшего мегаполиса мира, Чунцина, и протеже Си с середины нулевых. Впрочем, чем больше своих людей у Си окажется в политбюро и 300-местном ЦК уже сейчас, тем меньше шансов, что кто-то сможет бросить ему вызов даже после полного ухода на пенсию в неопределенном будущем.

Хватит ли у Си Цзиньпина политического капитала, чтобы реализовать эту программу-максимум, сломав по дороге множество неформальных ограничителей, которые удерживали китайскую систему от скатывания к единоличному правлению, станет известно совсем скоро. XIX съезд победоносно завершится уже на следующей неделе.

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости