Персонажи соцсетей и роликов на Youtube выходят в офлайн и становятся новыми героями российской политики. Недовольной властью аудитории нужны люди, которые не открывают ей глаза, а говорят на ее языке о широко известных проблемах. Еще лучше, если эта критика оформляется в афоризмы в духе выступлений юмористов. Оппозиционный избиратель ищет нового Жириновского, его сознание вернулось в начало 90-х годов, когда после советского застоя ценились резкие высказывания и были востребованы политики-демагоги.

Мужик и смелая девушка

Из ролика на Youtube в список кандидатов в Госдуму сколько уже таких карьер. В тройку Партии роста вошел бизнесмен Дмитрий Потапенко, от «Яблока» по одномандатному округу в Курской области пойдет местный депутат Ольга Ли (она же возглавит региональную группу списка). За право выдвинуть уральского фермера-афориста Василия Мельниченко боролись «Родина» и Партия роста, интерес к аграрию проявляло «Яблоко», в итоге баллотироваться он будет от «Зеленых». Все эти люди хорошо известны пользователям интернета – их ролики с критикой власти расходятся десятками тысяч перепостов, а цитаты попадают на демотиваторы, которые с удовольствием постят на своих страницах и оппозиционеры, и сторонники Кремля. 

Перед прошлыми парламентскими выборами партии тоже грозились выдвинуть новых народных героев. Например, «Справедливая Россия» анонсировала, что ее кандидатами могут стать Алексей Навальный и защитница Химкинского леса Евгения Чирикова. Их тоже в какой-то степени можно было назвать интернет-персонажами: главным каналом коммуникации Навального с обществом был его ЖЖ, информация об обороне Химкинского леса расходилась через соцсети. Но все-таки в основе их популярности были какие-то действия в реальной жизни: Навальный проводил расследования, Чирикова жила в палатке и митинговала против строительства трассы через лес. Соцсети распространяли информацию об их активности, но не заменяли ее полностью. Это был эпос, его читали и пересказывали.

А вот о практической деятельности Потапенко, Мельниченко и Ли известно совсем немного. Популярность пришла к ним после выступлений на публичных мероприятиях либо после записи обращений на Youtube. Новые герои не делают, они говорят. Рассуждают о вещах общеизвестных, делают это очень экспрессивно, не вдаваясь в детали и цифры. Это лирика и драма, поэтому все особенности лучше передает видео.

«Запретительные ставки кредитования, уничтожение продуктов – гусей давят тракторами, налог Ротенберга, – перечислял проблемы бизнеса в своем выступлении на Московском экономическом форуме в 2015 году Дмитрий Потапенко. – Диалог бизнеса и власти – диалог мясника с коровой с ножом у горла: что у нас сегодня – говядина или молоко?» Речь быстро разошлась на цитаты: «Разница есть – свечку держать и руками работать», «Чем меньше о нас заботятся, тем больше мы на свободе». Красиво, но ничего особенного и нового. Тем не менее ролик просмотрели больше полумиллиона зрителей, а на первом съезде Партии роста, которая привлекла в свои ряды бунтующего бизнесмена, делегаты – в большинстве своем коммерсанты – в перерывах фотографировались с героем Youtube. Оказалось, что острословие Потапенко привлекло не только оппозиционно настроенных обывателей, раньше не интересовавшихся проблемами бизнеса, но и коллег, сталкивавшихся с предметом разговора. 

Примерно такую же реакцию вызвало выступление депутата Курской облдумы Ольги Ли, разместившей свое обращение к Владимиру Путину на Youtube. Ее слова явно были рассчитаны не на президента, а на более широкую аудиторию – всех недовольных властью людей. Ли рассказала о том, что «в регионах действуют преступные сообщества, состоящие из сотрудников прокуратуры, полиции и суда», Путин закрыт от диалога с обществом, а его встречи с журналистами, депутатами и чиновниками «вызывают у большей части россиян раздражение, в лучшем случае усмешку». «Многомиллиардные хищения», «крах финансовой системы и правового государства в России», «пропаганда насилия на телеканалах». В этих обобщениях без уточнений нет ничего нового для оппозиционеров, тем не менее выступление Ольги Ли стало бешено популярным и долго распространялось в репостах и цитатах.
 
Грамотнее всех строит свои речи Василий Мельниченко, чьи выступления и интервью состоят сплошь из афоризмов. «Не страшно то, что страна наша в заднице; страшно то, что она начала там обустраиваться», «Уровень бреда уже превысил уровень жизни в России», «Россия производит хорошее впечатление, а больше ничего не производит». Уральский фермер выступает как юморист, ролики набирают сотни тысяч просмотров, а цитаты попадают на демотиваторы. Рассуждениями Мельниченко делятся все: деятели «Яблока», сторонники «русской весны» и группа поддержки Алексея Навального, единороссы.

Искренность интернета

Прошлое новых героев и их убеждения оказываются при этом совершенно неважными. Василий Мельниченко по взглядам скорее государственник, но давно состоит в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина, участвует в совместных мероприятиях с яблочниками. Ольга Ли выдвигалась в Курскую облдуму от КПРФ, ее газету «Народный журналист» обвиняют (и не без причины) то в сотрудничестве с властью, то в публикации заказных материалов, но ее обращение распространяет Алексей Навальный, а сама Ли баллотируется от «Яблока».

В обществе силен запрос на политика-юмориста, который умело выступает с популистскими речами и громко критикует власть, не вдаваясь в ненужные рассуждения. Эту роль долгое время играл Владимир Жириновский, однако лидер ЛДПР стареет, ему нужна смена. Свою роль в поиске новых героев слова сыграло и ограничение свободы СМИ – в последние годы это пространство ощутимо сузилось. Неслучайно ролики Мельниченко или Потапенко часто распространяют с такими заголовками: «Такого не услышишь по телевизору. Мужик рассказал всю правду». 

Ценным для аудитории становится само высказывание – прямое, афористично или экспрессивно оформленное, самое общее, без уточнений и конкретики. Как и в случае Жириновского, направленность у речей может быть прямо противоположная. Сегодня плохой Кремль, завтра он хороший, а плохими оказываются западные соседи или безликие чиновники: первые цитаты разберут оппозиционеры, вторые – патриоты-державники. Секрет в том, что новые герои открыто проговаривают то, что думает обыватель, причем в тех же словах: «чиновники воруют, миллиардные хищения, давят гусей». Дискурс тот же самый: никакой зауми, все четко – так бы прокомментировал новости на кухне сосед. Только публично выступать этот сосед уже не рискнет, а тут «мужик» или «храбрая девушка» рубят правду на всю страну.

Причем по ТВ близкие реплики (но, конечно, не прямая критика Владимира Путина и его ближайшего круга в стиле Ли) звучат – в ток-шоу на федеральных каналах давно участвует сформированный пул оппозиционеров – от Надеждина и Гозмана до Рыжкова и Хакамады. В их ряды может затесаться и кто-то несистемный, например из «Демвыбора», но никогда речи в телепрограммах не получают такого резонанса, хотя их потенциальная аудитория куда шире аудитории Youtube. Большую роль в психологии восприятия играет канал передачи информации: интернет при всей его широкой распространенности до сих пор покрыт некоторым запретным флером. Это аналог самиздата советских времен, вражеских голосов, слушая которые приходилось справляться с глушилками.

На ТВ зритель чувствует некоторую фальшь – Потапенко или Мельниченко тоже могут появиться в ток-шоу, но они будут выступать в заранее заготовленных ролях-амплуа. Если они выйдут за рамки амплуа, лишние слова вырежет заботливый монтажер. Пул привычных гостей тв-программ приелся, и зритель заранее может предсказать любую реплику «либерала». Кроме того, в ток-шоу любое высказывание нейтрализуется оппонентом, а еще лучше – несколькими. В интернете звучит монолог, которому никто не мешает и никто его не заглушает. Герои Youtube выглядят новичками, которые говорят правду, а не играют роль, их слова воспринимаются как искренние.

Популярностью Ольга Ли, Василий Мельниченко и Дмитрий Потапенко обязаны в том числе и власти, которая не допускает реальных дискуссий на ТВ. В похожей ситуации в СССР находились полуподпольные рок-группы 80-х – их записи гуляли на кассетах, недовольные положением дел в стране слушали их песни, но на стадионы дорога была закрыта. Пусть «Кино», «Алиса», «Аквариум», ДДТ и «Телевизор» играли не так слаженно и слащаво, как разрешенные «Земляне», но делали это искренне и от души.

Кремль в новых народных героях опасности не видит: общие слова остаются общими словами, пусть говорят – главное, не на максимально широкую аудиторию. Интернет-политики даже способны принести пользу власти: Потапенко и Ольга Ли как кандидаты будут служить лишним свидетельством того, что к выборам в России допущены даже самые ярые противники Владимира Путина. Однако популярность ютьюб-разоблачителей говорит об опасной тенденции – по своим запросам и степени доверчивости российский избиратель вернулся в начало 90-х годов. Во времена, когда список ЛДПР во главе с Жириновским получал на выборах в Госдуму первый результат. С этого уровня избирателю и предстоит заново расти: учиться читать биографии, сопоставлять цитаты разного времени, искать идеологический подтекст и требовать программ. Новый общественный запрос, но на полгода позже, уловил и настоящий юморист – Михаил Задорнов, который попросился в ряды КПРФ. Правда, он немного опоздал – свои списки коммунисты уже составили.