В последние годы человечество все больше осознает опасность глобального потепления и важность борьбы с выбросами парниковых газов. Эта проблема подробно освещается в СМИ, ее обсуждают на многочисленных международных конференциях, лидеры крупнейших мировых держав готовы инвестировать миллиарды долларов в ее решение.

Но такая концентрация всеобщего внимания всего на одной проблеме экологии создает немало опасностей. В конце концов, углекислый газ не ядовит и даже необходим для питания растений. Помимо него, современная экономика выбрасывает в окружающую среду несметное количество других химических соединений и веществ, среди которых хватает действительно смертельных для человека ядов. Мало того, в стремлении сократить выбросы СО2 мы готовы использовать методы, которые могут даже увеличить количество химических загрязнений. 

Очень старая проблема

Согласно оценкам, приведенным в докладе к второй сессии Ассамблеи ООН по окружающей среде (UNEP), ухудшение качества воздуха, воды и продуктов питания становится основной причиной преждевременной смертности, которая достигла 13 млн случаев в год, что составляет 24% от общего количества смертей на планете. Загрязнение среды сейчас приводит к преждевременной кончине в 234 раза чаще, чем вооруженные конфликты.

По данным Всемирной организации здравоохранения, более половины этих преждевременных смертей (около 7 млн в год) вызваны загрязнением воздуха. В отличие от глобального потепления эту проблему стали обсуждать более ста лет назад из-за выросшей тогда плотности лондонского смога – ядовитой смеси дыма (smoke) и тумана (fog). Однако долгое время загрязнение воздуха считалось неизбежной платой за промышленное развитие и комфорт, пока в декабре 1952 года смог не убил около 12 тысяч человек всего за несколько дней. 

К тому времени от смога уже страдали в США, особенно штат Калифорния, где основной причиной загрязнения воздуха были многочисленные автомобили. В 1960-е годы от смога уже задыхались Токио, Мехико и многие промышленные центры Европы. Появилось понимание, что смог – это проблема, которая касается людей самого разного социального статуса и достатка, и к концу 1960-х годов стало формироваться движение за ограничение выбросов в атмосферу. 1970 год был объявлен Европейским годом охраны природы, а в 1972 году в Стокгольме прошла конференция ООН по проблеме защиты окружающей среды. 

Тогда же, в 1970-е годы, стали массово появляться разнообразные зеленые экологические движения и политические партии. Их активность действительно смогла переломить общественное мнение в развитых странах – заботиться об окружающей среде стало модно, современно, а затем нормально и даже рутинно. И тогда, вздохнув с облегчением, общественность развитых стран переключилась на менее явную проблему – сокращение выбросов парниковых газов.

Ядовитый переезд

Тема глобального потепления вытеснила из обсуждения вопрос цены экологических успехов, достигнутых развитыми странами. Стало складываться мнение, что это следствие принятых разумных законов, внедрения новейших технологий. В тени оказалась одна из важнейших причин успешного очищения развитого мира, а именно перенос тяжелой промышленности в развивающиеся страны. 

Как в XIX веке фабрикой мира была Британия, так в 1990-х ею стал Китай и другие страны Юго-Восточной Азии. Главные загрязнители среды – металлургические, горно-обогатительные, химические предприятия и угольные электростанции, обеспечивающие их энергией, – никуда не исчезли. Они просто переместились географически. Вместе с ними переместились и сопутствующие проблемы, в том числе и загрязнение среды, в первую очередь воздушной.

Загрязнение воздуха – проблема особенно сложная. Если человеку в сутки нужно всего несколько литров питьевой воды, которые можно доставить в бутылках, то с воздухом такое проделать не получится. За те же сутки через наши легкие проходит более семи тысяч литров воздуха, а при активной физической деятельности и того больше. Очистить внешними фильтрами такое количество воздуха просто разорительно.

Исследования показывают, что загрязнение воздуха приводит не только к респираторным заболеваниям; 80% смертей, вызванных загрязнением воздуха, связаны с сердечно-сосудистыми заболеваниями, еще 6% – с онкологическими. 

Неудивительно, что появление в каком-либо регионе грязного производства вызывает отток наиболее обеспеченных слоев населения, что делает и так небогатые промышленные города еще беднее. Но лечение миллионов человек требует значительных расходов и ложится тяжким бременем на социальные фонды – в первую очередь стран, которые и так небогаты. Происходит дифференциация регионов внутри стран и глобальное расслоение целых государств на виллы, офисы и фабрики.

Где дышать в России

Эта ситуация характерна и для России, где есть и достаточно чистые регионы, и регионы с очень опасной экологической ситуацией. Этим летом Главная геофизическая обсерватория им. Воейкова опубликовала интерактивную карту загрязнения воздуха в крупнейших городах России. Оценивали загрязнение формальдегидом, бензпиреном, диоксидом азота и так называемыми взвешенными веществами. 

Все эти загрязнители образуются в результате сжигания жидкого топлива в двигателях автомобилей, в котлах электростанций, а также при пожарах любого типа. Это типичные выбросы металлургических и химических предприятий, производителей строительных материалов. Все они накапливаются в пищевых цепочках и, как следствие, в организме человека. Они разрушают центральную нервную систему, приводят к сердечно-сосудистым, респираторным и онкологическим заболеваниям. 

По данным на 2015 год составлен список из 11 городов, в которых дела обстоят хуже всего. Все они находятся далеко за Уралом, крупнейшие из них – Биробиджан, Братск, Норильск, Улан-Удэ и Чита. Всего в неблагополучных по уровню загрязнения воздуха районах в России проживает около 1,5 млн человек. Специалисты обсерватории отмечают, что в 2014 году список таких городов был на восемь городов длиннее, но они выбыли из списка благодаря снижению выбросов бензпирена.

На фоне индустриальных центров Урала и Сибири в европейской части России ситуация в общем лучше, однако и тут есть города с серьезно загрязненной атмосферой. Хуже всего дела обстоят в Магнитогорске и Челябинске. В Москве загрязнение в основном ниже среднего. А чище всего воздух на черноморских курортах и в небольших городках, где почти нет промышленности.

Как дышать будем?

Подобная ситуация наблюдается по всему миру. Даже в странах Евросоюза загрязнение воздуха по-прежнему приводит к 400 тысячам преждевременных смертей в год. В основном это выбросы из выхлопных труб автомобилей. Поэтому логичным решением тут кажется перевод автотранспорта на природный газ и электротягу.

Однако широкому распространению электромобилей мешает их стоимость. Литиевые аккумуляторные батареи очень дороги. Надежды на то, что завтра будет изобретена супербатарейка и цены рухнут, иллюзорны, потому что не учитывают инерцию производства на всех его стадиях, начиная от геологоразведки. Рост числа мощных электродвигателей приведет к неминуемому росту цен на медь и другие металлы, включая редкие и редкоземельные.

К тому же процесс добычи, обогащения руд, выплавки этих металлов и последующее производство связаны с огромным потреблением электро- и тепловой энергии. Так что это приведет к выбросу в водную и воздушную среду колоссального количества загрязнителей. То есть развитие технологий и снижение зависимости от углеводородного топлива не уменьшает потребности ни в добыче твердых полезных ископаемых, ни в химическом производстве. 

Поэтому многие экологические угрозы сейчас переосмысливают. Например, многие годы в Лондоне поощряли использование дизельных двигателей, так как они выбрасывают в атмосферу меньше углекислого газа, чем аналогичные по мощности бензиновые. Но со временем выяснилось, что зато дизельные двигатели выбрасывают больше сажи и диоксида азота, которые в отличие от углекислого газа весьма опасны для человеческого здоровья.

Ассамблея ООН предлагает идти путем а) детоксикации, то есть уменьшения использования вредных веществ или их нейтрализации; б) декарбонизации, то есть уменьшения выбросов СО2; в) сокращения потребления природных ресурсов. При этом никто не дает разумного рецепта, как связать сокращение производства и потребления с ростом экономики и обеспечением потребностей увеличивающегося населения планеты. К тому же многие развитые страны сейчас хотят вернуть к себе промышленное производство, чтобы обеспечить занятость и экономический рост. Часто такие планы представляются как развитие чистой индустрии, но не очень понятно, в какой степени чистая индустрия, скажем, в Европе будет связана с грязной в других странах, возможно, даже стимулируя ее расширение.

Пункт о детоксикации вполне может быть основой для компромиссного решения проблемы. На первом этапе достаточно переводить автомибильный и морской транспорт на природный газ, который обеспечивает самый чистый выхлоп из всей палитры углеводородного топлива. Уже сейчас выпускаются двигатели двойного питания (жидкое топливо или метан). Простое прекращение использования тетраэтилсвинца в бензине позволит избежать около миллиона преждевременных смертей в год. 

Аналогичные шаги можно предпринять и в других отраслях. Парижское соглашение 2015 года о борьбе с изменением климата вполне может стать прецедентом для подготовки аналогичного соглашения о борьбе с загрязнением атмосферы и других сред, так как и в этом случае мы сталкиваемся с проблемой, которая уже переросла национальные границы и касается каждого.