Способ выдвижения Владимира Путина кандидатом в президенты был одной из главных псевдоинтриг выборной кампании: будет он баллотироваться от «Единой России» или пойдет самовыдвиженцем при формальной поддержке Общероссийского народного фронта? В итоге Путин стал выдвиженцем волонтеров и рабочих, которые за один день дважды попросили его стать кандидатом, а партия власти и ОНФ формально остались в стороне.

На прошлых выборах 2012 года Владимир Путин как раз баллотировался от «ЕР», но тогда мало что напоминало о роли партии в его кампании. Не было единороссовского медведя на билбордах, почти не упоминалось название политической силы, выдвинувшей кандидата. Тогда единственным архитектором победы считался недавно назначенный первым замом главы администрации президента Вячеслав Володин, который контролировал и «ЕР», и придуманный им же самим ОНФ.

Сейчас, в отличие от 2012 года, в президентскую кампанию, помимо официальных кураторов из президентской администрации во главе с Сергеем Кириенко, пытаются вписаться еще несколько игроков – тот же Володин, возглавивший Думу, и новый глава генсовета единороссов Андрей Турчак. Последний за несколько месяцев работы сумел почти полностью перестроить партию власти под себя.

Карьерное продвижение Турчака выглядело довольно необычно. Конечно, новый глава генсовета был не просто губернатором дотационной Псковской области. Его отец Анатолий Турчак давно знаком с Владимиром Путиным, но сыновья других приближенных президента до таких высот не доросли – они пока занимают посты замдиректоров крупных банков и госкомпаний.

Еще в начале 2000-х младший Турчак начал многообещающе продвигаться вверх – был самым молодым сенатором, потом самым молодым губернатором, от чиновника ждали дальнейших карьерных успехов. Сам он считал руководство Псковской областью лишней ступенькой в карьере, но задержался на ней на восемь лет. Периодически возникали слухи о повышении главы области, но Андрей Турчак оставался на месте. В 2015 году фигуранты дела о нападении на журналиста Олега Кашина назвали псковского губернатора в числе заказчиков. Андрей Турчак эти обвинения не признавал. Мы сознательно опускаем моральные рассуждения, а говорить будем о том, что значат связанные с Турчаком изменения в «Единой России» и как они отразятся на роли партии власти в президентской кампании и после нее.

Вопросы координации

У российской партии власти есть достаточно ценные политические активы: конституционное большинство в Госдуме, большинство во всех региональных заксобраниях, от нее выдвигаются кремлевские кандидаты в губернаторы. «ЕР» – одна из главных несущих конструкций вертикали власти.

Глава генсовета единороссов в партийной иерархии всегда был одной из ключевых фигур. Формальным лидером партии когда-то был Владимир Путин, сейчас этот пост занимает Дмитрий Медведев, но от оперативного управления они далеки. Текущим руководством занимается как раз генсовет, обладающий очень широкими полномочиями по партийному уставу. Его глава – это лицо «Единой России». Он комментирует злободневные темы, разбирается с внутренними конфликтами, если те возникают. Сейчас лицо единороссов – Андрей Турчак. Это уже немало.

Однако «ЕР» всегда была частью большого внутриполитического холдинга Кремля и управлялась извне. Контроль над ней в разное время осуществлялся по-разному. Владислав Сурков предпочитал роль арбитра в запрограммированном соревновании партийных менеджеров. Генсовет тогда возглавлял Вячеслав Володин (а потом человек Володина Сергей Неверов). Исполком – еще одну важную внутрипартийную структуру, которая распоряжается финансами и плотно работает с регионами, – другой политический тяжеловес, представитель круга Сергея Шойгу Андрей Воробьев. Существовало еще и бюро высшего совета партии во главе с Борисом Грызловым. Сурков разделял между ними сферы влияния внутри «ЕР», провоцировал небольшое напряжение и властвовал: итоговое решение всегда было за Кремлем.

После того как место Суркова занял Володин, структура управления партией изменилась. Генсоветом продолжил руководить володинец Сергей Неверов, во главе исполкома тоже встали люди Володина. Высший совет окончательно стал декоративной структурой, а сама партия – полным продолжением администрации.

Ситуация изменилась после назначения куратором внутриполитического блока президентской администрации Сергея Кириенко. Ключевые посты в «ЕР» продолжали занимать люди Вячеслава Володина, получившего пост спикера Госдумы. Для президентской администрации это явно было проблемой – привычные зоны полного контроля и главные политические активы «ЕР» и Госдумы оказались под влиянием другого человека. Кириенко попробовал войти в управление партией через Грызлова и бюро высшего совета, но попытка не увенчалась успехом.

После перемещения главы парламентской фракции единороссов Владимира Васильева на пост врио руководителя Дагестана у президентской администрации появилась возможность вернуть «ЕР» в свое полное распоряжение. Володин встал перед дилеммой, что делать дальше: пытаться удержать под контролем и партию, и фракцию либо сосредоточиться только на фракции. Спикер выбрал последнее. Фракцию возглавил Сергей Неверов, пост главы генсовета стал вакантным. Его занял Андрей Турчак, но насколько внутриполитический блок президентской администрации исполнил свои желания – вопрос.

Сам Турчак о своей роли в партии и в политике говорит достаточно определенно. В интервью «Коммерсанту» он назвал себя не «нейтральной», а «конструктивной» фигурой, что по отношению к Кириенко, что к кругу Володина. Слово «конструктивный» в российском политическом словаре имеет своеобразный оттенок – обычно им обозначают оппозицию, а «конструктивное» предложение выносится в пику основному. «Конструктивность» указывает на некие противоречия и потенциальный конфликт, который пробуют снять.

«Раскола нет и групп влияния нет. А так действительно со всеми хорошие отношения – и с Грызловым, и с Володиным, и с Неверовым», – говорил Турчак, отрицая и одновременно описывая группы политического влияния и примерные линии раскола.

На фракцию в Госдуме, которую считает своей вотчиной Вячеслав Володин, новый глава генсовета имеет свои виды. «Это фракция партии, а не партия фракции. Депутаты, какого бы они ни были уровня, являются представителями партии, это наш передовой отряд. Не ищите того, чего нет. Одна из важных задач, не миссия, конечно, но важная задача – не допускать в партии никакого раскола. С моим приходом его не должно произойти. Я для этого сделаю все», – сказал Андрей Турчак, снова упомянув раскол.

Автономизация всей страны

Вокруг «ЕР» складывается интересная ситуация. Нового главу генсовета точно нельзя назвать человеком Сергея Кириенко. Формальный лидер партии, премьер Дмитрий Медведев назначению Турчака тоже сопротивлялся. Свою роль в продвижении сыграли глава президентской администрации Антон Вайно и собственно Анатолий Турчак (хотя Андрей Турчак роль семьи в своей карьере отрицает).

Издавна повелось, что куратор внутриполитического блока президентской администрации – фигура, главе администрации напрямую неподчиненная, и в текущей кремлевской конфигурации расклады не изменились. Получилось, что глава генсовета был назначен через Вайно, а не через Кириенко. Кроме того, через семейные связи Андрей Турчак имеет выход на Владимира Путина.

Этим зазором свободы может пользоваться глава генсовета единороссов. У президентской администрации не вышло реализовать даже сурковскую схему с внутренним напряжением, сдержками и противовесами внутри партии. Пост руководителя исполкома «ЕР» получил человек Турчака – его соратник и экс-сенатор Андрей Борисов, хотя за эту должность боролись люди Кириенко, Медведева и Володина. Замы Борисова по большей части тоже выходцы из псковской региональной администрации. Из генсовета были вытеснены верные володинцы (типа его земляка Николая Панкова), их заменили нейтральные фигуры из регионов.

Оперативное управление партией замкнулось на Андрея Турчака. Точно так же, как Вячеслав Володин всеми силами показывает: Дума – это я, Турчак пытается демонстрировать: а «Единая Россия» – это я. В партийном курсе появились намеки на новую самостоятельность – каждый обладатель ресурса (а «ЕР» – это несомненный ресурс) внутри вертикали начинает стремиться к его автономности.

В числе автономных инициатив Турчака дополнительное финансирование региональных отделений и введение новых должностей. В «ЕР» существуют межрегиональные координационные советы (МКС), которые курируют работу отделений в нескольких регионах. Андрей Турчак укрупнил их по количеству федеральных округов (и полпредств президента) и ввел в каждом совете должность зама по внутренней политике.

Раньше ключевые советы контролировали люди Володина, сейчас их заменили федеральные или региональные тяжеловесы. Например, в Приволжском округе главой МКС стал сенатор Вячеслав Тимченко, который находится со спикером Госдумы в непростых отношениях. В Сибирском округе это депутат Госдумы Виктор Зубарев, завязанный скорее на вице-премьера Александра Хлопонина. Ни один из кураторов МКС либо их политических замов напрямую не связан с Сергеем Кириенко.

Так, у полпредств президента (а значит, и президентской администрации) и у глав регионов в округах появятся конкурирующие структуры, которые тоже хотят курировать выборы, становиться авторами побед и наказывать виновных в поражениях по своей линии.

Об автономности партии глава генсовета тоже впрямую говорил. «Абсолютно неправильно, когда наши однопартийцы находятся в полной зависимости от исполнительной власти. Партия в регионе должна быть не объектом, которым кто-то управляет, а субъектом региональной повестки», – подчеркивал Турчак. Он провел турне по регионам, где встречался с местными партийцами, губернаторами – причем последние встречались с ним как с фигурой федерального масштаба, с одним из центров силы.

Можно сказать, что Андрей Турчак взял на вооружение тактику Вячеслава Володина – он огораживает вокруг себя удобное пространство, покупает лояльность, выстраивает параллельные Кремлю структуры. Пострадать от своего ученика может и сам учитель – параллельные линии влияния должны появиться и в думской фракции.

Кроме того, Турчака сопровождают и другие приметы особого статуса. В Совете Федерации специально для него ввели должность вице-спикера с достаточно широким набором полномочий (а плюсом прибавили и авто с мигалкой). Для сравнения можно вспомнить, что экс-глава РЖД, человек из ближайшего круга Владимира Путина Владимир Якунин должен был перейти в Совет Федерации, но пост вице-спикера ему получить не удалось, а от рядового сенаторства Якунин отказался. Турчак получил пост с легкостью. «Предлагаю избрать новым председателем... То есть председателем ему еще рано. Пока еще заместителем», – оговорилась при назначении нового вице-спикера Валентина Матвиенко, но эту оговорку многие восприняли как знаковую.

Несмотря на самовыдвижение Владимира Путина, Андрей Турчак вступил в гонку авторов грядущей победы Владимира Путина на президентских выборах. «Вся партия, каждое наше региональное и местное отделение, первичные организации должны стать неформальными штабами поддержки, центрами агитации, сбора наказов, точками обратной связи. Сегодня «Единая Россия» – это крупнейшая и самая мощная политическая сила в стране», – пояснял он после партийного съезда.

Сам Турчак вошел в состав инициативной группы по выдвижению Путина. Формат выдвижения – от всех сразу, а значит, ни от кого конкретно – привел к тому, что роль ведущий силы кампании (формальной или неформальной) оказалась вакантной. Свои штабы создают полпреды и губернаторы, старается Вячеслав Володин, разумеется, будет и главный кремлевский штаб. О «неформальных штабах» говорит и Андрей Турчак.

В победе Владимира Путина на выборах никто из них не сомневается, а значит, надо готовиться получать награды за эту победу, бороться за статус главного неформального штаба, который внес в результат кандидата и процент явки решающий вклад. Андрей Турчак явно видит партию в этой роли: вот тебе и отделения на местах, вот политические координаторы в советах, вот структура, она и работала, не волонтеры же и рабочие вели кампанию? На эту структурную роль «ЕР» и напирает новый глава генсовета.

Таким образом, перестановки в партии власти вписываются в общую картину дробления вертикали. Партия замыкается на свое руководство, автономизируется и огораживается. До этого такие процессы произошли с Госдумой. Прежнее поле влияния внутриполитического блока президентской администрации, ее единый холдинг, дробится на три части. Если раньше ключевые игроки (губернаторы, местные влиятельные группы и политики) ориентировались только на Кремль, то теперь им надо ориентироваться на несколько центров. Это собственно президентская администрация, Госдума, где распорядком, санкциями за его нарушение и законопроектной работой распоряжается спикер Вячеслав Володин, и «Единая Россия» с Андреем Турчаком, который настаивает на субъектности партии.

Элементы холдинга выделились в более-менее самостоятельные структуры со своим менеджментом, представители которого имеют личный доступ к главному акционеру внутренней политики – Владимиру Путину. Теперь каждая структура обладает возможностями для торга и вступления в коалиции с другими соратниками по былой «госкорпорации Внутренняя Политика». Андрей Турчак может поддерживать отношения с Антоном Вайно, вести диалог с Сергеем Кириенко или Вячеславом Володиным. Силам внутри президентской администрации тоже нужно будет определяться с союзниками. В зависимости от того, чье участие в своей кампании Владимир Путин сочтет самым эффективным, чьи действия сочтет ошибочными, а чьи – верными, будет расти и понижаться ценность каждого актива, который стремится вырваться из-под зонтика в прошлом единого внутриполитического холдинга и поглотить другие его «дочки».

следующего автора:
  • Андрей Перцев