Итак, случилось то, что, скорее всего, должно было случиться: Ким Чен Нам, старший сын покойного северокорейского наследственного правителя Ким Чен Ира, был отравлен неизвестными в ходе дерзкой атаки в малайзийском аэропорту. Личности покушавшихся – по первым сообщениям, ими были две женщины – не установлены, но в происшествии для специалистов по Корее нет ничего ни удивительного, ни неожиданного. Уже несколько лет за Ким Чен Намом шла настоящая охота, и это покушение было отнюдь не первым. Мало кто сомневается в том, что за этой попыткой, как и за предшествующими, не столь удачными (тоже предпринятыми в третьих странах), стоял брат покойного, нынешний наследственный руководитель КНДР Ким Чен Ын.

Убитый в малайзийском аэропорту Ким Чен Нам стал жертвой старого семейного конфликта: неприязнь между братьями, которые были рождены двумя разными подругами Ким Чен Ира и не без оснований когда-то воспринимались как два главных соперника в борьбе за титул наследника, всегда была одним из важных факторов в северокорейской дворцовой политике. Истоки этой ненависти восходят к той неприязни, которую питали друг к другу давно покойные соперницы, матери обоих принцев, – вполне обычная для гарема ситуация, которая повторялась в мировой истории бессчетное количество раз. Можно предполагать, что в последние годы дополнительное раздражение более удачливого брата вызывала и склонность Ким Чен Нама к контактам с иностранной прессой, представителям которой он иногда слишком много говорил о семейных и политических делах.

К концу 1990-х годов Ким Чен Нам потерпел поражение во внутриполитической борьбе и оказался в полудобровольном изгнании – большую часть времени он проводил в Макао и Китае. Неясно, были ли у него вообще шансы на успех: нельзя исключать и того, что он вышел из борьбы за власть совершенно сознательно, по собственной инициативе отказавшись от потенциально опасной и неблагодарной должности высшего руководителя страны-изгоя и предпочтя политическим страстям комфортабельную жизнь в изгнании. Однако сейчас стало ясно, что это решение ему не помогло, и не факт, что его печальную судьбу не разделит его семья, точнее, его дети, тоже сейчас находящиеся за границей.

Однако, пожалев покойного Ким Чен Нама – по-человечески, едва ли не самого приятного из клана Кимов, – мы должны задуматься о том, какое воздействие этот эпизод окажет на будущее Кореи. К сожалению, покушение на Ким Чен Нама произошло в самый политически неподходящий момент и может привести к печальным последствиям, о которых его организаторы, скорее всего, и не задумывались, поглощенные выполнением ответственного задания и желанием порадовать действующего вождя.

В последнее время успехи северокорейских инженеров оставляют мало оснований для сомнений в том, что в ближайшее время в КНДР будет создана межконтинентальная ракета, способная поражать цели на территории США. В этих условиях администрация Трампа всерьез задумалась о нанесении упреждающего удара по объектам северокорейского ракетно-ядерного комплекса. Подобные разговоры идут сейчас в Вашингтоне весьма активно, и главным оправданием для такой операции служит заявление, что северокорейское руководство по сути своей иррационально, а «ядерное оружие нельзя оставлять в руках безумцев».

К сожалению, убийство Ким Чен Нама, да еще и проведенное по всем канонам детективного жанра (атака отравленными иглами в аэропорту), существенно ослабляет позиции тех, кто считает северокорейский режим рациональным. Действительно, Ким Чен Нам давно отошел от активной политики, не имел особого влияния в Пхеньяне и не представлял реальной угрозы Ким Чен Ыну, который, самое большое, мог чувствовать лишь легкий эмоциональный дискомфорт от критических замечаний своего беглого брата. 

Правда, немалую настороженность у северокорейского руководства могли вызывать тесные связи Ким Чен Нама с Пекином: ведь китайские власти фактически предоставили ему убежище и обеспечивали его безопасность постольку, поскольку он находился в Китае. Китайские расчеты в данном случае понятны: всегда полезно иметь у себя беглого принца из соседнего королевства. Понятна и вызванная этой позицией Китая обеспокоенность северокорейских властей, которые никогда не воспринимали Пекин как искренне дружественную силу. Однако для большинства наблюдателей убийство Ким Чен Нама выглядит совершенно иррациональным и еще раз подтверждает, что иррациональным и, следовательно, опасным является весь пхеньянский режим. 

После этого инцидента тем, кто выступает против планов превентивного удара, станет куда сложнее обосновывать свою позицию. Можно, конечно, сказать, что личная неприязнь Ким Чен Ына едва ли распространяется на целые страны и, значит, едва ли сможет стать поводом для неспровоцированного ядерного нападения со стороны КНДР. Однако в новых условиях убедительность этих аргументов (скорее всего, кстати, вполне справедливых) оставляет  желать лучшего. Для большинства наблюдателей гибель Ким Чен Нама стала еще одной демонстрацией той демонически иррациональной сущности, которая якобы присуща Пхеньяну, и, значит, оправданием возможных жестких силовых мер, которые следует против него предпринять. Убийство Ким Чен Нама – результат былых гаремных страстей и личных амбиций – увеличило вероятность войны на Корейском полуострове.