Выборы — это всегда проверка политической системы на прочность: даже если никто не оспаривает правила игры, а фавориты известны заранее, в начале электоральной кампании невозможно знать наверняка, какой расклад сил сложится по ее итогам и каким будет новый политический курс. Что не менее существенно, действия участников электоральной гонки способствуют фрагментации общества: стремясь мобилизовать поддержку избирателей, они не только раздают обещания, но и конструируют виртуальные границы между «своими» и «чужими», чем способствуют «цементированию» сложившихся или наметившихся социальных размежеваний. Таким образом, устойчивость политической системы, вступившей в зону электоральной турбулентности, зависит не только от легитимности правил, которая поможет проигравшим смириться с поражением, но и от того, насколько крепки узы солидарности, связывающие политическое сообщество поверх социальных и идеологических барьеров.

На заключительном этапе электорального цикла 2011—2012 обе «подушки безопасности» оказались недостаточно надежны. После выборов в Думу правила игры были поставлены под сомнение массовыми протестными акциями; требование пересмотра декабрьских результатов стали платформой, на которой впервые удалось сплотиться широкой «внесистемной» оппозиции. Вместе с тем обилие нерешенных проблем, связанных с формированием коллективной идентичности в постсоветской России, давало все основания предполагать, что «национальный вопрос» в различных его измерениях станет одной из ключевых тем избирательной кампании, а неудачные шаги на данном направлении чреваты не только потерей голосов, но и расшатыванием гражданской солидарности. Хотя результат президентских выборов был в общем-то известен заранее, их последствия для политической системы определялись в жесткой политической борьбе, в том числе — и на символическом поле.

Настоящая статья посвящена одному из аспектов этой борьбы — репрезентации коллективной идентичности макрополитического сообщества, стоящего за Российским государством, в предвыборной риторике победившего кандидата — премьер-министра Владимира Путина, и ее «прочтению» представителями отдельных сегментов политического спектра *.

* Выбор в качестве объекта рассмотрения риторики именно Владимира Путина не свидетельствует о невнимании к повесткам других кандидатов: они, безусловно, заслуживают самостоятельного анализа. Однако, поскольку рамки статьи не позволяют охватить картину идейно-символической конкуренции в полном объеме, представляется целесообразным сосредоточиться на кампании Путина и реакции на нее со стороны различных политических сил, тем более что ее сопоставление с идеологическими практиками предыдущих восьми—двенадцати лет позволяет оценить наметившиеся сдвиги. …