Нынешний политический год начался очень бурно: Госсовет по политической реформе с достаточно резкой и конструктивной критикой системы со стороны трех оппозиционных партий при отсутствии, по сути, четкой позиции у Кремля; смена власти в Татарстане и обсуждение вариантов ухода вслед за Шаймиевым двух оставшихся тяжеловесов — Лужкова и Рахимова; массовая акция протеста в Калининграде; заявление спикера Миронова в эфире главного государственного телеканала о несогласии с премьером Путиным по ряду вопросов и шквал гневных комментариев по этому поводу со стороны функционеров «Единой России»; доклад ИНСОРа об образе «желаемого завтра» с отказом от путинских политических реформ.

При этом, если все остальные события интересны как индикаторы меняющихся настроений политических элит, то в случае с Калининградом субъектом политических действий стали не элиты, а массы.

Субботний митинг в Калининграде 30 января собрал, по разным оценкам, около 10-12 тысяч людей, что для региона с менее чем миллионным населением — много. Много это и на российском фоне, где митинги протеста в последние годы редко собирают и несколько сот человек.

Что там случилось? Многотысячный протест в конце января с антигубернаторскими, антипартийными (против «Единой России») и антипутинскими лозунгами произошел не вдруг. Первый митинг с лозунгами против «Единой России» прошел в Калининграде еще в октябре 2009 года — в связи с банкротством авиакомпании «КД авиа», невыплатами зарплат и т. д. Он был приурочен к визиту Владимира Путина. Власти тогда предпочли его не заметить. Декабрьский митинг в День Конституции собрал уже 5 тысяч человек. Среди требований были: снижение транспортного налога, закон об отзыве депутатов областной думы, отставка губернатора и правительства области.

Всё это время администрация маневрировала, и в последний момент — накануне январского митинга — отказалась от увеличения транспортного налога. Было поздно. Масштабный митинг прошел, причем с участием федеральных политиков: Бориса Немцова, Владимира Милова, Ильи Яшина; о нем сообщил телеканал «Евроньюс». Теперь заметался уже не только губернатор-миллионер Георгий Боос (он за последние дни и уходил в двухнедельный отпуск, и возвращался; и приглашал на встречу организаторов митинга, и отказывался от нее; и заявлял о необходимости статьи «против всех» в избирательном бюллетене, и дезавуировал свои слова), но и федеральное начальство «Единой России» и Кремль. Попробовали было устроить альтернативный «митинг поддержки», затребовав для этого отовсюду людей по разнарядке, но быстро от этого отказались: область маленькая — все друг друга знают, к тому же полуэксклав — чужих не подвезешь.

Объективно, судя по экономическим критериям, ситуация в Калининградской области не прекрасна, но и далеко не самая ужасная. Ее, однако, усложняют несколько факторов. Малый и средний бизнес в регионе, связанный с пограничным положением области (ввоз из-за границы подержанных автомобилей, экспортно-импортные операции с использованием статуса особой экономической зоны), оказался во многом подорванным действиями федерального правительства. Губернатор-«варяг» привел своих собственных бизнес-партнеров и разрушил имевшиеся бизнес-цепочки в местной элите. Добавим, что возможности и перепрофилирования бизнеса, и пространственного маневра сильно ограничены эксклавным положением региона. 

Важную роль сыграли субъективные факторы, и прежде всего — наличие целого слоя самостоятельных, достаточно независимых по отношению к власти граждан и их самоорганизация при отсутствии плотного присмотра со стороны как Москвы, так и местной администрации. Одного из главных организаторов митингов — Константина Дорошока, основателя и главу местной организации «Справедливость»1  и сопредседателя калининградской «Солидарности», — называют теперь калининградским Лехом Валенсой, тем более что до Гданьска — рукой подать. Важной чертой социального протеста в Калининграде является его беспартийность и надпартийность. Политические партии здесь, как и при монетизационных протестах 2005 года, ни при чем. Соответственно, и договариваться власти надо с людьми, а не с партфункционерами. 

Немаловажным фактором, по-видимому, является и то, что польская и литовская заграница для Калининграда существенно ближе, чем Москва, и сравнения с соседями оказываются невыигрышными. Ситуация в чем-то аналогична Владивостоку — с одной стороны, протекционизм бьет по местным жителям, с другой стороны — другой менталитет, другая база для сравнения. Только в Кёниге (как называют Калининград в регионе) добавляется еще эффект губернатора-«варяга» в кризис. Не случайно там муссируется идея сравнения новой региональной власти с оккупантами.

Что в этой ситуации делать Кремлю? Казалось бы, чего проще — дать денег и сменить губернатора на местного, тем более что срок у Бооса истекает осенью этого года. Боязно, однако, создать прецедент. Да и «разруливание» ситуации в ручном режиме, как показывает опыт Владивостока, не помогает избежать чего-либо подобного в будущем.

В случае Калининграда поражает даже не просто то, что части выстроенной Кремлем системы утрачивают способность к эффективному управлению в ситуации кризиса, как в статье «Новочеркасск-2009» Евгения Гонтмахера. Поражает утрата базовых политических инстинктов и управляемости в самой системе — когда относительно опытный губернатор первой еще волны назначений между двумя масштабными волнами протеста в своем регионе умудряется сделать доклад на Госсовете с выводом о высокой эффективности политической системы в регионах, а потом, оставив за спиной беспрецедентный митинг протеста, спокойно отбывает на отдых в южные страны. В Кремле же или не знают, что происходит, или не понимают серьезности ситуации, или просто не до этого — празднуют длинный Новый год.

Закончить хочется цитатой из одного местного блога: «Георгий Боос, спасибо тебе за то, что заставил нас задуматься, встать с колен, посмотреть в небо, сплотиться, почувствовать себя Гражданами и встать на путь эволюции к Гражданскому обществу».

---------------------------------------

1 Вот как о ней говорит сам К. Дорошок: «Это организация была создана в 2007 году, была зарегистрирована в 2008 году здесь, в Калининграде. Это наша родная калининградская организация. Собралась она из числа тех людей, которые попали под гнет нашей власти, когда по ним ударил кулак власти. Причем ударил незаконно, несправедливо, исподтишка. Когда задним числом были начислены несправедливые налоги за те автомобили, которые они ввезли черт-те когда. Очутившись под давлением несправедливости, когда это тяжелое бремя незаконных, несуществующих долгов повисло на нас, мы стали замечать не только свои проблемы, но и что творится вокруг. Мы стали замечать проблемы других, поняли, что у них общий источник. Поэтому мы решили создать свою организацию. И назвали ее «Справедливость».

Может, для кого-то это банально, кого-то это отталкивает. Но мы пытались выразить то, что хотим видеть. Мы могли бы, конечно, назваться «Клуб автолюбителей», но мы поняли, что должны заниматься не только автомобильной тематикой, а пытаться отстаивать интересы целых слоев граждан, объединять их и выступать единым фронтом».