Что может последовать непосредственно после мартовских президентских выборов?

Во-первых, не исключена месть со стороны победителя — Владимира Путина, который захочет наказать своих оппонентов за критику, за манифестации, в общем — за неповиновение. О возможности такой реакции можно судить по усилившемуся давлению на СМИ, по поискам в канун выборов террористов, готовивших заговор против главного кандидата, по путинскому высказыванию о том, что оппозиция может-де пойти на убийство некоего известного политика, дабы спровоцировать в стране напряженность.

Возможно ужесточение мер в отношении митингов протеста против фальсификаций, имевших место уже на президентских выборах. Опасаясь второго тура, власть пошла ва-банк, и нарушений было много.

Во-вторых, сохранится и даже усилится контроль над СМИ, в особенности электронными. Телевидение останется на 99% заповедником официоза. Также продолжится поиск путей, позволяющих закрутить гайки в Интернете, — успешный в этом отношении иранский и китайский опыт не дает спокойно спать российским правоохранителям.

Если произойдет именно такой ответ со стороны власти на недавние события, то он будет носить характер «нервного срыва». А в Кремле теперь много нервных людей…

Чего ждать в более отдаленной перспективе?

Стартуют объявленные Дмитрием Медведевым политические перемены — выборы губернаторов, изменения в избирательной системе и т. д. Однако все эти перемены не более чем тактический прием. Они отражают главную цель правящего класса — любой ценой сохранить власть, подретушировав ее, если надо, неясными демократическими штрихами.

Начнется переформатирование партийной системы, что приведет к:

  • исчезновению непопулярной, неповоротливой, напоминающей прокисший суп «Единой России»;
     
  • появлению взамен устаревших, исчерпавших свой ресурс партий новых партий, в том числе либеральной;
     
  • частичной перестройке КПРФ.

Вопрос об отношениях Кремля с «неформальной оппозицией» будет решен в зависимости от готовности последней играть по «кремлевским правилам». Если некоторые ее лидеры на это согласятся, то впоследствии будут допущены в Госдуму.

На российском политическом небосклоне появятся новые звезды и звездочки.

Главная же, на мой взгляд, проблема состоит в том, сознает ли нынешний правящий класс, что в обществе произошли глубокие, очевидно необратимые, перемены, а прежняя система управления государством стала неэффективной и вообще малопригодной.

Путин остался президентом. Но путинизма как модели управления, сработанной под одного человека, опирающегося на узкий клан близких ему людей, больше нет.