В июле нынешнего года Россия, Белоруссия и Казахстан станут единым экономическим пространством с одинаковыми таможенными тарифами и возможностью для граждан работать в любой из трех стран. Однако на этом интеграция на постсоветском пространстве и закончится, заметил «НИ» член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко. По его словам, даже у этих трех стран не будет ни общей политики, ни единой валюты. Остальные же постсоветские республики ориентируются на Россию с каждым годом все меньше, потому что нашей стране нечего им предложить по сравнению с Америкой и Китаем.

– Воссоединение с бывшими советскими республиками провозглашено одной из главных целей нового президентского срока Владимира Путина. Насколько эта цель достижима?

– Начнем с того, что постсоветского пространства не существует. На месте СССР возникли национальные государства с разными интересами. Россия выстраивает отношения с каждым из этих государств, а не со всеми чохом. И интеграции по принципу постсоветскости нет и не будет.

– А как же СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС?

– Давайте рассмотрим две новые структуры – Таможенный союз и Евразийский союз. Из кого состоит Таможенный союз? Россия, Казахстан и Белоруссия. Из кого будет состоять Евразийский союз? Из тех же участников. Какие государства тянутся к ним? Можно говорить об интересе со стороны Киргизии. И все. То, что называют Евразийским союзом – это фактически российско-казахстанские отношения плюс Белоруссия, у которой тут свои интересы. А все остальное – намерения и идеология.

– Разве нахождение этих республик в Российской империи и затем в СССР было случайным?

– Да, какое-то время мы были вместе. Сюда нужно включить и период завоевания, и строительство СССР, которое обошлось той же Центральной Азии миллионами жизней. Да, у нас общие границы. Но мы и с Финляндией граничим. А надгосударственные институты на постсоветском пространстве – это виртуальность. СНГ – лишь повод для встреч президентов. Организация Договора о коллективной безопасности не вмешалась ни разу, когда возникали острые ситуации, как в Киргизии. И не вмешается, если возобновится вооруженный конфликт между Арменией и Азербайджаном из-за Карабаха. ...

Полный текст интервью