Владимир Путин и Барак Обама официально поздравили избранного президента Египта Мухаммеда Мурси с победой на выборах. Новый лидер Египта заявил, что намерен налаживать отношения с Ираном и другими странами. Член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко полагает, что с приходом к власти Мурси ситуация в Египте стабилизируется.

Как вы оцениваете результаты президентских выборов в Египте?

- Это стало неожиданным для большинства экспертов, потому что лет 15 назад никто даже представить себе не мог, что брат-мусульманин станет во главе египетского государства.

То, что его сразу же официально признали сначала Барак Обама, а потом и Владимир Путин, говорит о том, что исламизм в Египте легитимен для мирового сообщества и для крупнейших держав.

С чем связан его выход из движения "Братья-мусульмане"?

- Ну, во-первых, Мурси обязан был это сделать по своему новому статусу. Во-вторых, с одной стороны, он остался своим для "Братьев-мусульман" (деятельность организации признана экстремистской и запрещена в России. - Firstnews), а с другой - показал суннитскому сообществу, что он египетский президент, а не только мусульманский.

К тому же Мурси человек абсолютно вменяемый, со светским образованием. Работал инженером в США в космической отрасли. Это не экстремист, не радикал, и только по духу и по настроению чем-то близок к умеренным турецким исламистам.

Как будут, на ваш взгляд, выстраиваться отношения Египта с США и Россией?

- В интересах Мурси выстраивать стратегические отношения и с Россией, и особенно с США. Не исключено, что США на первых порах будут играть роль посредника между Мурси и военными, которые пока сохраняют довольно серьёзные позиции в стране.

Как отразятся итоги выборов на общей ситуации в стране?

- Серьёзных эксцессов я не ожидаю. Они были бы возможны, если бы Мурси завалили по статистике, тогда бы была ещё одна площадь Тахрир, и всё плохо бы кончилось. Сейчас будут договариваться между собой.

Тенденция такова, что люди из "Братьев-мусульман", стоящие за Мурси, будут пытаться во чтобы то ни стало ещё больше усилить своё влияние, но угрозы превращения Египта в исламистское государство просто не существует.

Оригинал интервью