Геополитические амбиции России тревожат не только кандидата в президенты США Митта Ромни. По мнению главы Московского Центра Карнеги Дмитрия Тренина, причина таких опасений – в том, что Москва, модернизируя свои вооруженные силы, не пытается пересмотреть взгляды на свое стратегическое окружение и по-прежнему склонна видеть вокруг себя врагов, а не друзей.

В своей статье в журнале Foreign Policy Тренин отмечает, что одной из стран, испытывающих беспокойство в связи с военными планами России, несомненно, является Грузия. В середине сентября, когда президент Саакашвили и оппозиция будут ожесточенно бороться за парламентские кресла, Россия собирается провести учения в Армении, а затем – начать гораздо более масштабные северокавказские маневры.

Дмитрий Тренин
Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, является председателем научного совета и руководителем программы «Внешняя политика и безопасность».
More >

Но хотя Михаила Саакашвили в Кремле «глубоко презирают», свергать его Россия не собирается, пишет автор статьи: «После войны 2008 года президент Владимир Путин и другие неожиданно для себя поняли, что пока Саакашвили остается у власти, шансы Грузии вступить в НАТО равны нулю. В глазах Берлина, Парижа и даже Вашингтона нынешний грузинский президент – партнер ненадежный». В реальности беспокойство у России вызывает рост напряженности между ее союзницей Арменией и Азербайджаном, отмечает Тренин. Еще большие опасения связаны с разрастающимся ближневосточным кризисом – но здесь Кремль не будет рассматривать вариантов военного вмешательства.

Четкое разграничение локальных и глобальных конфликтов отлично укладывается в новую российскую военную доктрину, в которой впервые за сто лет нет концепции участия в крупномасштабной войне. Полагаясь на силы ядерного сдерживания в отношениях с такими великими державами, как США и Китай, Россия собирается готовить вооруженные силы к участию в локальных конфликтах неподалеку от своих границ или в их пределах. И для российского военного и политического руководства это качественный шаг вперед, считает руководитель Московского Центра Карнеги.

При этом автор статьи отмечает, что именно конфликт с Грузией окончательно подтолкнул Россию к радикальной военной реформе. По итогам войны стало ясно, что потери личного состава и техники слишком велики, а система командования и связи находятся в плачевном состоянии. После этого руководство страны решило отказаться от старой и неэффективной советской модели в пользу более современных вооруженных сил.

«Для страны, которая громогласно настаивает на своей стратегической независимости – в России это обозначают статусом «великой державы», – совершенно необходимо обладать пригодным к использованию военным инструментом», – пишет Тренин. И, по его словам, власти удалось добиться определенных результатов. Система командования была оптимизирована; резко увеличилось денежное довольствие сержантского/старшинского состава; лучше проводится подготовка сухопутных войск, флота и авиации.

Но по другим направлениям реформа пока пробуксовывает. А обещания Путина в ближайшие десять лет потратить на модернизацию вооружений около 700 миллиардов долларов вызывают у таких людей, как бывший министр финансов Кудрин, вопросы: а сможет ли страна вообще позволить себе такие траты в нынешних экономических условиях. Однако, по словам Дмитрия Тренина, главные опасения лежат даже не в бюджетной плоскости.

«Продвижение российской военной реформы напоминает построение организма начиная с ног и заканчивая головой, – пишет автор статьи. – Гордое своим прагматизмом путинское руководство считает, что в мире Россия стоит особняком и друзей у нее, по сути, нет. Соединенные Штаты оно по-прежнему считает потенциальным военным противником, а НАТО – его инструментом; надеется на добрососедские отношения с Китаем, но рисковать не хочет; при этом вдоль южной границы у него целый набор разнообразных реальных врагов».

Кремлю необходимо взглянуть на стратегическое окружение России по-новому и попытаться улучшить ситуацию, считает глава Московского Центра Карнеги. Важнейшим шагом в этом направлении, по его словам, стала бы демилитаризация отношений с США и сотрудничество по вопросу ЕвроПРО – это может избавить страну от страха, что Соединенные Штаты разворачивают средства для первого удара, и позволит заняться реальными проблемами безопасности.

Полезно это будет и для Вашингтона: такое стратегическое сотрудничество «будет настоящей гарантией того, что, вне зависимости от изменений на мировом стратегическом ландшафте, Россия не окажется на неправильной стороне… И, возможно, губернатор Ромни сможет лучше спать ночью», – завершает автор свою статью в Foreign Policy.

Оригинал перевода