Парламентские выборы в Грузии 1 октября станут самыми важными со времен голосования 2003 г., спорные результаты которого привели к «революции роз», а затем и к избранию президентом Михаила Саакашвили. Правящая партия «Единое национальное движение» (ЕНД) стремится в третий раз обеспечить себе большинство в высшем законодательном органе. Наиболее серьезным соперником элиты, правившей Грузией восемь с лишним лет, стала недавно сформировавшаяся коалиция «Грузинская мечта» во главе с миллиардером Бидзиной Иванишвили.

АПДЕЙТ: Ситуация постоянно изменяется. Предвыборная кампания пришла в беспорядочное состояние, после того как 18 сентября властям пришлось защищаться в связи с обнародованием шокирующих видеозаписей, на которых запечатлены издевательства над заключенными в переполненной тбилисской тюрьме.

За ходом кампании внимательно следят и из-за рубежа, где она расценивается как проверка способности Грузии провести подлинно соревновательные выборы. В ходе визита в страну в июне 2012 г. государственный секретарь США Хиллари Клинтон заявила президенту Саакашвили: «Лучшее, что Грузия может сделать, чтобы укрепить свои безопасность, благосостояние, демократию и международную репутацию, — это провести свободные и честные выборы, результатом которых станет полностью демократическая передача власти». Кроме того, и власти, и оппозиция при помощи известных пиаровских фирм стараются заручиться поддержкой в западных столицах.

В Грузии парламент обладает относительно скромными полномочиями, но в данном случае речь идет фактически и о выборах будущего руководства страны. В 2013 г., когда закончится второй и последний срок пребывания Саакашвили на посту главы государства, автоматически вступит в силу новая конституция, принятая в 2010 г. Согласно ее положениям бо́льшая часть нынешних полномочий президента перейдет к премьер-министру, который сформирует правительство. Премьер-министра, в свою очередь, будет избирать парламент: таким образом, политическая сила, которая завоюет большинство по итогам голосования 1 октября, получит важнейший рычаг влияния.

Новый президент — его будут избирать отдельно в 2013 г. — останется главой государства, но сохранит за собой скорее церемониальные функции и роль арбитра.

До недавних пор активно обсуждался вопрос, не намерен ли Саакашвили претендовать на пост премьер-министра и тем самым остаться у власти; гадания на эту тему подпитывались самим президентом, заявлявшим, что он не исключает такую возможность. Однако план правящей элиты, судя по всему, предусматривает иной сценарий. 30 июня Иване (чаще его называют Вано) Мерабишвили, много лет занимавший пост министра внутренних дел и давно уже считающийся самым влиятельным человеком в Грузии после Саакашвили, был назначен главой правительства. Позднее ЕНД официально выдвинуло его своим кандидатом в премьеры на 2013 г.

Несомненно, грузинских избирателей больше всего волнуют экономические проблемы. В ходе недавнего социологического опроса респонденты в качестве пяти приоритетов наряду с территориальной целостностью страны назвали занятость, доступность медицинских услуг, проблему бедности и пенсионное обеспечение.

Реагируя на эту озабоченность, Мерабишвили анонсировал амбициозную четырехлетнюю программу действий с акцентом на социальные вопросы, расходящуюся с либеральной экономической политикой по принципу laissez-faire, проводившейся правительством в последние годы.

Новый курс явно представляет собой ответ на появление оппозиционного блока «Грузинская мечта» во главе с самым богатым человеком в стране — Бидзиной Иванишвили. В октябре 2011 г. он изменил весь расклад на политической арене, объявив о намерении заняться политикой, победить на парламентских выборах и возглавить правительство. В отличие от предыдущих оппозиционных кандидатов у Иванишвили есть два козыря, благодаря которым правящей элите непросто с ним бороться: деньги и влияние.

Согласно большинству опросов, «Единое национальное движение» по-прежнему лидирует в гонке, но и «Грузинская мечта» пользуется значительной поддержкой, особенно в слоях общества, считающих себя пострадавшими от политики Саакашвили, — в том числе среди безработных и тбилисской интеллигенции. Лейтмотив предвыборной платформы Иванишвили — акцент на социальную справедливость: он обещает усилить государственную поддержку сельского хозяйства, здравоохранения и создания новых рабочих мест.

Две главные силы, соперничающие на выборах, представляют собой скорее широкие коалиции, чем сплоченные политические партии. Кроме известных лидеров — Саакашвили и Иванишвили, — их мало что скрепляет воедино. Подобно большинству правящих партий на постсоветском пространстве, объединяющим началом в «Едином национальном движении» служат не только идеологические, но и бюрократические соображения. Что же касается «Грузинской мечты», то она представляет собой разнородный блок из шести партий — от либеральных и прозападных до националистических.

Политические дебаты в основном сосредотачиваются на ходе самой кампании. Иванишвили и его сторонники жалуются, что активистов блока запугивают, что им приходится «продираться» к избирателям через враждебную медийную среду и ограничительные правила финансирования кампании. В результате ведущие деятели из команды Иванишвили заявляют, что «выборы уже сфальсифицированы».

Сторонники властей парируют: наличие механизмов, ограничивающих действия человека, чье состояние равняется примерно половине ВВП страны, — дело абсолютно нормальное, и намекают, что Иванишвили пользуется поддержкой сил «за пределами Грузии», т. е. России.

В Грузии политический процесс всегда отличается повышенной эмоциональностью, но нынешняя кампания оказалась особенно острой. Основные противники отзываются друг о друге в крайне резких выражениях, что привело одну группу иностранных наблюдателей к выводу о «растущей политической поляризации в стране и дефиците корректного диалога между политическими лидерами».

Кроме того, наблюдается резкий раскол между столицей, тяготеющей к оппозиции, и провинцией, особенно южными регионами Джавахети и Квемо Картли, где значительную долю жителей составляют соответственно армяне и азербайджанцы. На парламентских выборах 2008 г. крайности были представлены Ниноцминдским муниципалитетом, где в некоторых избирательных округах, по официальным данным, за правящую партию проголосовали 100% избирателей (в одном из них эта цифра даже превысила 100%), и населенным представителями среднего класса тбилисским районом Ваке, где подавляющее большинство поддержало оппозицию (по иронии судьбы именно там Саакашвили начал политическую карьеру в 1999 г., избравшись в парламент).

Если кто-то из кандидатов победит с небольшим отрывом или результаты выборов будут оспариваться, раскол между столицей и глубинкой может усугубиться еще больше.

Исход голосования предсказать трудно. Социологические опросы раз за разом отдают преимущество правящей партии, однако цифровые данные носят неоднозначный характер, что позволяет как властям, так и оппозиции толковать их в свою пользу.

Согласно итогам независимого опроса, проведенного в августе по заказу Национального демократического института, ЕНД явно лидирует (за него готовы проголосовать 37% избирателей против 12% за «Грузинскую мечту»). Однако он зафиксировал и снижение поддержки ЕНД с февраля на 10 с лишним процентных пунктов; кроме того, 43% респондентов «затруднились с ответом» или «отказались отвечать» (по сравнению с февралем их число выросло на 10 процентных пунктов). Если многие избиратели действительно еще не определились или не хотят высказывать свое мнение, это означает, что до 1 октября оппозиционеры еще за многое могут побороться.

Партии и персоналии

«Единое национальное движение»Основано президентом Грузии Михаилом Саакашвили в 2001 г. На последних выборах 2008 г. нынешняя правящая партия получила 119 из 150 мест в парламенте. Партийный список на выборах 2012 г. возглавляет действующий спикер Давид Бакрадзе. В ходе избирательной кампании ЕНД всячески поднимает на щит экономические успехи, достигнутые за последние восемь лет, но ее платформа носит более популистский характер, чем прежде: партия обещает вкладывать деньги в строительство дорог, гидроэлектростанций, туристическую отрасль и раздать грузинским семьям ваучеры на сумму в 1000 лари (примерно 600 долл.).

Во внешнеполитической программе ЕНД делает главный акцент на евроатлантическую интеграцию и четко называет Соединенные Штаты «главным стратегическим партнером Грузии».

«Грузинская мечта». Коалиция из шести оппозиционных партий, сформированная грузинским миллиардером Бидзиной Иванишвили; название взято из песни сына Иванишвили — рэпера Беры. Состоит из партии Иванишвили «Грузинская мечта — Демократическая Грузия», либеральной Республиканской партии (ветерана политической арены), прозападных «Свободных демократов» во главе с Ираклием Аласания, популистской партии «Национальный форум» с региональным уклоном, Консервативной партии во главе с политиком-националистом Звиадом Дзидзигури и опирающейся на предпринимателей партии «Промышленность спасет Грузию».

Кампания «Грузинской мечты» строится на резком неприятии режима Михаила Саакашвили и обещаниях изменить курс в четырех сферах: занятости, образовании, здравоохранении и сельском хозяйстве.

В основе внешнеполитической платформы Иванишвили также лежит прозападный и пронатовский курс, но он обещает придерживаться более прагматичного подхода в отношениях с Россией, «прекратить бряцание оружием».

Христианско-демократическая партия. Правоцентристская партия во главе с Георгием Таргамадзе. Составляет главную оппозиционную фракцию в нынешнем парламенте, но «Грузинская мечта» может ее потеснить. Партия выступает за более видную роль Грузинской православной церкви в общественной жизни. Наряду с партией «Новые правые» подвергается критике как «оппозиция, лояльная» властям.

Партия «Новые правые»Возглавляется ветераном грузинской политической жизни Давидом Гамкрелидзе, участвующим в политических кампаниях с 2003 г. Позиционирует себя как правоцентристская партия, известна своими призывами к установлению в Грузии конституционно-монархического строя.

Лейбористская партия. Популистская левая партия во главе с политиком-бунтарем Шалвой Нателашвили. На выборах 2008 г. получила в парламенте шесть мест и намерена повторить этот успех. Нателашвили обещает избирателям бесплатные газ и электричество и обвиняет нынешнюю власть в том, что она находится на содержании у Джорджа Сороса.

Михаил Саакашвили. Вознесся на вершину власти в результате мирной «революции роз» 2003 г., с 2004 г. занимает пост президента Грузии. Юрист по профессии, учился в Киеве, Страсбурге и Нью-Йорке, получил известность как борец с коррупцией. Многие ставят ему в заслугу успешное проведение радикальных реформ; одновременно президента обвиняют в том, что он спровоцировал войну с Россией в 2008 г. Второй и последний президентский срок Саакашвили истекает в 2013 г.; к этому моменту ему исполнится только 45 лет. Широко обсуждается вопрос, чем самый известный политик Грузии займется после этого и не попытается ли он занять другую государственную должность, например спикера парламента.

Вано Мерабишвили. Действующий премьер-министр; его назначение на этот пост 30 июня подтвердило тот факт, что Мерабишвили наряду с президентом является самым влиятельным политическим деятелем Грузии. Прежде восемь лет занимал пост министра внутренних дел; с именем Мерабишвили связывается создание мощной полиции и весьма успешная политика «полной нетерпимости» в борьбе с преступностью, как мелкой, так и серьезной. Кроме того, именно он дважды (в ноябре 2007 и в мае 2011 г.) руководил разгоном демонстраций оппозиции в Тбилиси. Мерабишвили также подвергался критике за его действия в случае с жестоким убийством молодого банковского клерка Сандро Гиргвлиани.

Бачана (Бачо) Ахалая. Этому человеку всего 31 год, но он пользуется все бо́льшим влиянием. В настоящее время занимает ключевой пост министра внутренних дел, до этого был министром обороны. Имеет неоднозначную репутацию: с одной стороны, успешно борется с организованной преступностью, с другой — причастен к нарушениям прав человека. Его брат Дата в настоящее время является заместителем министра обороны. Взлет братьев Ахалая — в совокупности с возвышением Мерабишвили — расценивается как триумф силовиков на грузинской политической арене.

АПДЕЙТ: 20 сентября Бачо Ахалая ушел в отставку — после призывов к нему взять на себя ответственность за издевательства над заключенными, снятые на видео в тбилисской тюрьме. Ахалая занимал пост начальника департамента по исполнению наказаний министерства юстиции Грузии с 2005 по 2008 год.

Давид Бакрадзе. Нынешний спикер грузинского парламента. Возглавляет партийный список ЕНД на предстоящих выборах. В прошлом занимал посты министра иностранных дел и министра по урегулированию конфликтов. Рассматривается как возможный кандидат на пост президента от ЕНД.

Бидзина Иванишвили. Самый богатый человек в Грузии. До октября 2011 г., когда он стал политиком-оппозиционером, практически не участвовал в общественной жизни. Иванишвили родился в селе Чорвила в центральной части Грузии, сколотил капитал в России, в основном через банк «Российский кредит». Сегодня, по оценке Forbes, его состояние составляет 6,4 млрд долл. Вернувшись в Грузию в 2001 г., Иванишвили потратил миллионы на филантропические проекты, зачастую реализуемые совместно с властями. Он известен также как коллекционер произведений искусства. По словам Иванишвили, он надеется возглавить правительство. При этом он категорически заявляет, что пробудет в этой должности только два года, а затем уйдет в отставку.

Ираклий Аласания. До 2006 г. занимал должность специального представителя президента по урегулированию конфликта в Абхазии, затем стал представителем Грузии в ООН. В 2009 г. порвал с Саакашвили и основал прозападную оппозиционную партию «Свободные демократы». Аласании всего 39 лет, он хорошо известен на Западе и может стать кандидатом от «Грузинской мечты» на президентских выборах.

Давид Усупашвили. Лидер Республиканской партии, основанной в 1978 г. в качестве диссидентской организации, а ныне — либеральной оппозиционной партии. Женат на коллеге по партии Тинатин Хидашели. Усупашвили и его супруга баллотируются на нынешних выборах по одномандатным округам.

Георгий Таргамадзе. Лидер Христианско-демократической партии. Личный рейтинг поддержки Таргамадзе намного выше, чем у его партии. Прежде работал на двух грузинских политиков с неоднозначной репутацией — Аслана Абашидзе и Бадри Патаркацишвили. Если после выборов в парламенте ни одна из политических сил не получит значительного большинства, партия Таргамадзе может получить своего рода «решающий голос».

Патриарх Илия II. Возглавляет Грузинскую православную церковь с 1977 г. (в настоящее время ему 79 лет). Намного опережает других общественных и политических деятелей по уровню доверия со стороны грузинского общества (в ходе недавнего опроса его деятельность одобрили 92% респондентов). Патриарх редко напрямую вмешивается в политический процесс, но выступает в поддержку консервативных религиозных ценностей и за улучшение отношений с Россией. Если после выборов политическая конфронтация в стране не прекратится, ему, возможно, придется сыграть роль посредника между противоборствующими силами.

Выборный процесс

На парламентских выборах в мае 2008 г. правящая партия получила 119 из 150 депутатских мандатов, в том числе 71 из 75 мест по одномандатным округам.

С тех пор выборная «карта» немного изменилась. Теперь количество депутатов, избираемых по одномандатным округам (где побеждает кандидат, опередивший всех остальных и получивший не менее 30% голосов), сократилось до 73. Остальные 77 мест пропорционально распределяются между партиями, получившими не менее 5% голосов.

Новый закон о выборах вызывает ряд нареканий. Оппозиционные партии требуют дальнейшего сокращения числа депутатов, избираемых по одномандатным округам, на том основании, что действующая власть на таких состязаниях обладает преимуществом и может завоевать большинство в парламенте, даже не получив большинства голосов. В частности, в 2008 г. правящую партию поддержали 59% избирателей, но ей досталось 79% мест в парламенте.

Международные организации, например Венецианская комиссия, выражают озабоченность в связи с резкими различиями в размерах избирательных округов: в частности, статус отдельного округа имеют горный район Казбеги (5779 избирателей) и город Кутаиси (163 654 избирателя, т. е. в 28 раз больше, чем в Казбеги).

Немало споров вызывает и финансирование предвыборной кампании. По новому закону, принятому в конце 2011 г. (вероятно, для того, чтобы помешать Иванишвили использовать собственные средства на избирательную кампанию), был установлен потолок частных пожертвований в пользу политических партий в размере 60 тыс. лари (36 тыс. долл.).

С тех пор Иванишвили был несколько раз приговорен к крупным штрафам за якобы имевшие место нарушения правил финансирования партий. В июле он заплатил государству штраф, превышавший 80 млн лари (более 48 млн долл.), настаивая при этом, чтобы деньги пошли на помощь пострадавшим от наводнения на востоке Грузии.

Этот случай привлек внимание миссии наблюдателей Парламентской ассамблеи ОБСЕ (она состоит из трех человек), заявившей, что «наложенные штрафы несоразмерны и явно применяются выборочно, в основном против одного субъекта политического процесса».

«Единое национальное движение» также подверглось штрафу (на гораздо меньшую сумму) за незаконное получение пожертвований.

Медийная ситуация

Медийный ландшафт, и особенно ситуация с телевидением, представляет собой самый противоречивый элемент политической жизни Грузии, оказывающий большое влияние на предвыборную кампанию.

По данным исследования, проведенного недавно правозащитной организацией Transparency International, телевидение является главным источником новостей более чем для 80% населения Грузии. В сфере телевещания лидирующие позиции занимают два частных проправительственных канала — «Рустави-2» и «Имеди»: по оценкам, на их долю приходится 60 мин из каждых 100, которые среднестатистический житель Грузии проводит у телеэкрана.

Эти два канала — самые богатые СМИ Грузии, львиную долю доходов от рекламы они получают от одной компании — General Media, монополизировавшей этот рынок.

Третья общенациональная телестанция — государственный «Первый канал», как считается, подает новости нейтральнее, но в то же время занимает более сочувственную позицию по отношению к властям. Два канала, тяготеющих к оппозиции, — «Кавкасия» и TV9, связанные с Иванишвили, — уступают общенациональным по охвату. «Маэстро», в целом критичнее относящийся к власти, но более сбалансированный, имеет большую аудиторию в Тбилиси, но на остальной территории страны у него гораздо меньше зрителей.

Global TV — оператор канала, поддерживающего Иванишвили, и кабельного TV9, начавший вещание в мае (бо́льшая часть акций компании принадлежит брату Иванишвили), — жаловался, что власти конфискуют его оборудование и ограничивают вещательные возможности TV9. В июне совладелец TV9, гражданин США Алекс Ронжес, был на пять часов задержан в тбилисском аэропорту. Global TV пытался бесплатно раздавать тысячи спутниковых тарелок, но это было сочтено нарушением закона о выборах.

В ответ на критику из-за рубежа грузинский парламент 29 июня принял закон об «обязательном показе», обязывающий провайдеров кабельного телевидения на время предвыборной кампании транслировать передачи всех информационных телеканалов. Эта инициатива встретила положительный отклик, хотя она затронет менее 200 тыс. семей.

Еще один конфликт возник в связи с конфискацией примерно 10 тыс. спутниковых тарелок, которые руководство популярного канала «Маэстро» намеревалось раздать в регионах страны. «Маэстро» категорически отрицал наличие у него каких-либо политических пристрастий, а действия властей вызвали резкие протесты со стороны журналистов и неправительственных организаций, заявлявших, что правительство подавляет свободу слова.

Споры

Как Саакашвили, так и Иванишвили уверенно заявляют о победе их партий на октябрьских выборах.

Саакашвили утверждает, что ЕНД одержит «самую решительную» победу, а о своих оппонентах отзывается так: «Они готовятся не к выборам, а к тому, что произойдет после выборов».

По словам Иванишвили, при «наилучшем сценарии» его блок получит три четверти мест в парламенте, и лишь в том случае, если коалиция допустит «катастрофические ошибки», ей достанется 40% голосов.

В результате есть вероятность, что в случае победы ЕНД оппозиция после 1 октября оспорит результаты выборов. В этой связи особенно важно, чтобы выборы были признаны честными.

Для рассмотрения жалоб на нарушения выборного законодательства правительство создало специальную Межведомственную комиссию. Она уже несколько раз отменяла увольнения чиновников, обусловленные политическими мотивами. Однако, поскольку комиссию возглавляет секретарь Совета национальной безопасности Гига Бокерия, независимой ее назвать нельзя.

Основной оппозиционный блок «Грузинская мечта» отверг инициативу правящей партии ЕНД о подписании «кодекса поведения», предусматривающего обязанность всех партий признать выборы легитимными, если международные наблюдатели сочтут, что они проводились честно. Вместо этого «Грузинская мечта» заявила, что готова принять свод правил из 17 пунктов, разработанный ранее группой неправительственных и медийных организаций.

На выборах будет присутствовать большое количество наблюдателей — как грузин, так и иностранцев. ОБСЕ на долгосрочной основе разместила в стране небольшую миссию, а для наблюдения за голосованием планирует прислать еще 350 наблюдателей.

Однако вердикт международных наблюдателей вряд ли будет однозначным. Например, в отчете ОБСЕ о последних президентских выборах в стране, состоявшихся в 2008 г., содержались как похвалы, так и критика. Там, в частности, отмечалось: «Хотя в основном они соответствовали большинству стандартов и норм ОБСЕ и Совета Европы относительно демократических выборов, были выявлены и серьезные проблемы, требующие безотлагательного решения».

Все это означает одно: после объявления результатов повышенная политическая температура в Грузии вряд ли пойдет на спад.