В условиях стремительного развития Интернета, непрекращающегося роста числа пользователей и почти неограниченных возможностей распространения контента неизбежно возникает вопрос о правовом регулировании Интернета, в том числе в области защиты детей от нежелательной информации и борьбы с экстремизмом. Этому было посвящено мероприятие в Московском Центре Карнеги, на котором свои доклады представили директор Центра изучения Интернета и общества при Российской экономической школе Сэм Грин и эксперт информационно-аналитического центра «Сова» Наталия Юдина. С комментариями выступил заместитель генерального директора РИА Новости, руководитель центра медиаисследований Media Lab РИА Новости Василий Гатов. Вела мероприятие главный редактор журнала Pro et Contra и эксперт программы «Общество и региональная политика» Московского Центра Карнеги Мария Липман.

Обеспечение безопасности детей в Интернете

С. Грин представил исследование «Безопасность детей в Интернете: международный опыт и вызовы для России», подготовленное Центром изучения Интернета и общества.

  • Опыт иностранных государств в законодательной сфере. С. Грин рассказал, что сотрудниками Центра изучения Интернета и общества был исследован опыт двенадцати стран (США, Канады, Франции, Германии, Великобритании, Японии, Китая, Индии, Индонезии, Турции, ЮАР и Бразилии) в сфере законодательных инициатив, направленных на усиление безопасности детей в Интернете. Главная угроза детской безопасности, на которую обращают внимание законодатели, — создание и распространение порнографического контента с участием или изображением несовершеннолетних, а также сопряженные с этим противоправные действия в отношении детей. Законодательство и правоохранительная практика в данной сфере опираются прежде всего на существующие «оффлайн»-законы и практики. Подход к обеспечению детской безопасности в Интернете в основном совпадает с принятой в той или иной стране традицией государственного вмешательства в информационное пространство в целом.
     
  • Системы принудительной фильтрации. В целях обеспечения интернет-безопасности детей в России обсуждалась система введения внутренней принудительной фильтрации на уровне провайдеров. При этом, как отметил С. Грин, все известные инициативы по установлению системы принудительной автоматизированной фильтрации в других странах были отклонены (исключение — Китай). К плюсам подобных систем эксперт отнес высокую вероятность блокировки преднамеренного доступа к нежелательному контенту для всех пользователей, к минусам — низкую эффективность против случайного доступа, высокие прямые расходы и высокие косвенные потери.
     
  • Саморегулирование. Во многих странах обсуждалось введение системы саморегулирования, которая опирается на добровольное участие сторон (создателей контента, интернет-провайдеров, хостинг-провайдеров) и предполагает создание общих стандартов контента и инструментов для защиты детей в Интернете. С. Грин отметил, что система саморегулирования в Интернете позволяет достичь баланса между затратностью и эффективностью решений, однако при неправильном использовании такие системы теряют эффективность. Кроме того, существует «проблема доверия»: у общественности отсутствует уверенность в добросовестности компаний, обеспечивающих интернет-безопасность детей.
     
  • «Черные списки». По словам С. Грина, «черные списки» запрещенных сайтов с противоправным контентом позволяют точечно реагировать на меняющуюся среду и блокировать известных нарушителей. Однако эта система довольно затратная и медленная, она не успевает «догнать» нарушителей. Кроме того, «черные списки» малоэффективны против случайного доступа.
     
  • Применение «черных списков» в России. В итоге в России было принято решение о создании «черных списков» для обеспечения безопасности детей в Интернете, однако, по словам С. Грина, эта система не доработана. На данный момент не до конца понятно, как будет блокирован доступ к запрещенным сайтам, находящимся за пределами России. В связи с этим, как рассказал С. Грин, обсуждается возможность блокировки по принципу Deep Packet Inspection (DPI). Такая система позволяет блокировать только запрещенные сайты, минимизируя побочный эффект, но имеет ряд существенных недостатков — снижает скорость обработки и передачи данных и/или увеличивает стоимость интернет-услуг; подрывает безопасность личных и коммерческих данных (что снижает инвестиционную привлекательность страны); обеспечивает возможность тотального мониторинга; кроме того, блокирование трафика в масштабах страны дестабилизирует функциональность Интернета в целом.

Борьба с экстремизмом в Интернете

Н. Юдина представила доклад «Виртуальный антиэкстремизм. Об особенностях применения антиэкстремистского законодательства в Интернете (2007-2011)», подготовленный информационно-аналитическим центром «Сова». Эксперт отметила, что за одно и то же деяние может быть возбуждено как уголовное, так и административное дело.

  • Уголовное преследование за экстремизм в Интернете. За последние годы количество приговоров за экстремистские высказывания в Интернете выросло в разы: в 2007 году было вынесено три приговора, а в 2011-м — уже 52 (однако уголовные наказания за экстремизм в Интернете невелики). Н. Юдина подчеркнула, что уголовное преследование происходит в основном за малозначительные деяния — реплики, ссылки и перепубликацию далеко не самого опасного контента. В то же время в Сети в свободном доступе размещаются действительно опасные материалы (например, пособия по уличному террору). По мнению Н. Юдиной, правоохранители преследуют тех, кого легче «достать».
     
  • Административное преследование. Помимо уголовного, ведется и административное преследование за экстремизм в Интернете — в основном по статье «Производство и распространение экстремистских материалов». Существует федеральный список экстремистских материалов, однако, как сказала Н. Юдина, преследование проходит избирательно: из всего списка правоохранители обращают внимание лишь на несколько пунктов (например, книгу Гитлера «Майн кампф»). Таким образом, по мнению Н. Юдиной, бессмысленность федерального списка очевидна.
     
  • Проблемы блокировки. Еще один способ борьбы с экстремизмом в Интернете — обращение правоохранительных органов к хостинг-провайдерам и интернет-провайдерам с просьбой приостановить или заблокировать работу того или иного сайта. Однако главная проблема, как отметила Н. Юдина, состоит в том, что запретить доступ по конкретному «линку» не всегда возможно: в этом случае можно заблокировать весь сайт, но эта практика очень спорная, так как закон предписывает блокировку именно конкретного материала.

В целом российский опыт борьбы с интернет-экстремизмом нельзя назвать успешным, заключила Н. Юдина. Количество заведенных дел растет, однако качество борьбы ухудшается (много «случайных жертв» и мало случаев преследования за серьезные деяния: действительно опасные материалы часто оказываются вне поля зрения правоохранителей).

Регулирование Интернета: необъективность восприятия в обществе

По словам В. Гатова, проблема свободы и степени дозволенности в Интернете довольно неоднозначна. Все стороны в этой дискуссии крайне необъективны, подчеркнул эксперт. Те, кто поддерживает регулирование Интернета, утверждают, что чрезмерная свобода в Сети — это признак некоего заговора против нравственности и духовности, присущих российскому обществу. Те же, кто выступает против регулирования, считают, что ограничительные меры в Интернете — это заговор, нацеленный на уничтожение остатков свободы. Тем не менее любая дискуссия по поводу регулирования Интернета важна для российского общества, заключил В. Гатов.